Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Покайтесь, ибо приближилось Царство Небесное. Мф 4,17

86. Логика духовного служения, благоугодного Богу (см. Рим 12,1), требует, чтобы восхваление Евангелия жизнисовершалось прежде всего в повседневной жизни и выражалось любовью к ближнему и самопожертвованием. Так все наше существование будет становиться подлинным и ответственным приятием дара жизни, а также искренним и благодарным восхвалением Бога, Который подал нам этот дар. Именно это происходит во множестве фактов самопожертвования, часто незаметного и сокрытого, совершаемого мужчинами и женщинами, детьми и взрослыми, юношами и стариками, здоровыми и больными.

 

В таких обстоятельствах, богатых человеческими ценностями и любовью, рождаются и героические поступки. Они представляют собой самое торжественное восхваление Евангелия жизни, потому что проповедуют его полным самопожертвованием; они достославно являют величайшую любовь, которая велит положить душу свою за друзей своих (см. Ян 15,13); они суть участие в тайне Креста, в которой Иисус открывает, какую ценность имеет для Него жизнь каждого человека и как эта жизнь в совершенстве исполнена бескорыстного самопожертвования. Кроме общеизвестных фактов существует еще повседневный героизм, в который входят малые или большие проявления бескорыстия, укрепляющие подлинную культуру жизни. Среди них особого признания заслуживает донорство органов, происходящее в согласии с требованиями этики ради спасения здоровья или даже жизни больных, иногда лишенных всякой надежды.

 

Этот повседневный героизм включает молчаливое, но необычайно плодотворное и красноречивое свидетельство "всех героических матерей, которые без остатка посвящают себя своим семьям, которые страдают, производя детей на свет, а потом готовы предпринять любые труды, претерпеть любые жертвы, чтобы передать этим детям все лучшее, что есть в них самих"111. Выполняя в жизни свое предназначение, "эти героические матери не всегда находят опору у окружающих. Как раз наоборот, зачастую модели цивилизации, создаваемые и распространяемые средствами массовой информации, не благоприятствуют материнству. Во имя прогресса и современности там изображаются устарелыми такие ценности, как верность, чистота, самоотречение, которыми отличаются и продолжают отличаться многие множества христианских супруг и матерей. (...) Благодарим вас, героические матери, за вашу непреодолимую любовь! Благодарим за то, что вы героически вверяетесь Богу и Его любви. Благодарим за то, что вы приносите в дар вашу жизнь. (...) Христос отдает вам в пасхальной тайне тот дар, который вы Ему принесли. Ибо он имеет власть отдать жизнь, которую вы принесли Ему в дар"112.

 

"Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет?" (Иак 2,14): служить Евангелию жизни

 

87. Защита и поддержка человеческой жизни — проявления удела в царской миссии Христа, и поэтому они должны иметь характер услуженья любви, выражающегося личным свидетельством, различными формами добровольной работы, общественной деятельности и политической активности. Это особенно насущная потребность в настоящий момент, когда "культура смерти" так агрессивно нападает на "культуру жизни" и часто, кажется, берет над нею верх. Прежде всего, однако, эту потребность порождает вера, "действующая любовью" (Гал 5,6), как напоминает нам об этом Послание апостола Иакова: "Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его? Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы? Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе" (2,14-17).

 

В услуженьи любви нас должен животворить и отличать определенный подход: мы должны окружить заботой ближнего, ибо Бог вверил его нашей ответственности. Будучи учениками Иисуса, мы призваны становиться ближними каждого человека (см. Лк 10,29-37), особое внимание посвящая нищим, одиноким, нуждающимся. Именно помощью, оказываемой голодному, жаждущему, пришельцу, нагому, болящему, узнику — а также еще не рожденному младенцу или старику, претерпевающему страдание либо близкому к смерти, — дано нам служить Иисусу, Который Сам сказал: "Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф 25,40). Поэтому мы должны признать, что и к нам относятся призыв и суждение, содержащиеся в словах св. Иоанна Златоуста, по-прежнему злободневных: "Хочешь чтить тело Христа? Не презирай Его, когда увидишь Его нагим. Не поклоняйся ему в храме, одетому в шелк, чтобы потом презирать Его за вратами, где Он терпит холод и наготу"113.

 

Услуженье любви по отношению к жизни должно охватывать все и всех: оно не терпит односторонности и дискриминации, потому что человеческая жизнь свята и нерушима на любой своей стадии и в любом состоянии; она есть неделимое благо. Поэтому надо "позаботиться" обо всей жизни и о жизни всех

Более того, надо проникнуть еще глубже, к самым истокам жизни и любви.

Именно такая глубокая любовь к каждому человеку положила начало необычайно богатой истории благотворительности, которая развивалась веками и благодаря которой в жизни Церкви и общества возникли многочисленные структуры служения жизни. Они возбуждают восхищение у любого непредвзятого наблюдателя. Всякая христианская община, неизменно проникнутая живым чувством ответственности, должна заполнять новые страницы этой истории многообразными пастырскими и социальными делами. В этом духе следует деликатно и эффективно сопровождать рождающуюся жизнь, окружая особой опекой тех матерей, которые не боятся произвести на свет ребенка и воспитывать его даже без участия отца. Такую же заботу следует проявить по отношению к жизни болящих и одиноких, особенно в ее последних стадиях.

 

88. Все это создает необходимость предпринять терпеливый и смелый воспитательный труд, который побудит всех и каждого принимать на свои плечи бремя друг друга (см. Гал 6,2), труд, который требует неустанной заботы о том, чтобы являлись призванные к служению, особенно среди молодежи, и повелевает осуществлять конкретные проекты и начинания, прочные и животворимые евангельским духом.

 

Существуют многочисленные методы этого труда, которые следует применять со знанием дела и глубокой преданностью делу. Рождающейся жизни служат центры распространения натуральных методов регулирования зачатия:их следует расширять, потому что они успешно помогают в применении принципов ответственного отцовства и материнства, благодаря которым каждая личность — с самого младенчества — признаётся и чтится в силу своей самостоятельной ценности, а критерием всех решений служит бескорыстное самопожертвование. И сотрудники супружеских и семейных консультаций, которые выполняют свою миссию консультирования и профилактики, руководствуясь антропологией, отвечающей христианским представлениям о личности, браке и поле, оказывают бесценные услуги всем семьям, помогая им заново открыть смысл жизни и любви, поддерживая их и сопровождая в их миссии "святилища жизни". Рождающейся жизни служат и центры помощи жизни и дома или центры попечения о жизни. Благодаря их деятельности многие незамужние матери и находящиеся в трудном положении супружеские пары вновь ощущают смысл и мотивированность, находят необходимую помощь и поддержку в преодолении трудностей и страхов, связанных с принятием зачатой или новорожденной жизни.

 

Перед лицом различных жизненных трудностей, патологий, болезней и отвержения от общества другие методы деятельности — такие, как терапевтические общины для наркоманов, центры опеки над несовершеннолетними и умственно отсталыми, центры лечения и опеки больных СПИДом, объединения помощи инвалидам и другим нуждающимся, — тоже представляют красноречивый пример того, на что способна христианская любовь, возвращающая людям надежду и создающая конкретные жизненные возможности.

 

А когда земная жизнь человека приближается к концу, остается еще любовь, способная найти самые подходящие способы, чтобы обеспечить воистину гуманную помощь старикам, особенно когда они уже не самостоятельны, а также больным в так называемой последней стадии жизни и по-настоящему удовлетворить их потребности, прежде всего облегчить чувство страха и одиночества. В таких случаях незаменима роль семьи, но эти люди могут найти огромную помощь и в структурах социального обеспечения, а если необходимо, то в паллиативном лечении, пользуясь соответствующими санитарными и социальными услугами как по месту организованного ухода, так и дома.

 

Особое внимание надо вновь обратить на роль больниц, клиник и центров для выздоравливающих: в согласии со своим истинным призванием это не только заведения, где ухаживают за больными и умирающими, но прежде всего места, где открывается и переживается человеческий, истинно христианский смысл болезни, страдания и смерти. Это призвание должно быть особенно отчетливо видно в заведениях, руководимых монашескими орденами или еще как-нибудь связанных с Церковью.

 

89. Эти структуры и места, служащие жизни, а также все другие формы помощи и солидарности, которые оказываются необходимыми в определенных обстоятельствах, должны обслуживаться людьми, бескорыстно включившимися в эту деятельность и глубоко сознающими, какое решающее значение для блага личности и общества имеет Евангелие жизни.


Особая ответственность ложится на персонал органов здравоохранения: на врачей, фармацевтов, медсестер и санитаров, капелланов, монахов и монахинь, сотрудников администрации и волонтеров. Их профессия велит им оберегать человеческую жизнь и служить ей. В сегодняшнем культурно-социальном контексте, когда медицинская наука и практика как будто утрачивают свое врожденное этическое измерение, этим людям часто угрожает сильное искушение манипулировать жизнью, а то и прямо провоцировать смерть. Перед лицом такого искушения безмерно возрастает их ответственность, которая находит глубочайшее вдохновение и сильнейшую опору именно во врожденном и неотторжимом этическом измерении врачебной профессии, о чем свидетельствует известная еще в древнем мире, но по-прежнему актуальная клятва Гиппократа, согласно которой каждый врач обязан глубоко чтить человеческую жизнь и ее святость.

 

Абсолютное уважение к любой невинной человеческой жизни повелевает также использовать право противиться по совести абортам и евтаназии. "Умерщвление" никогда не может быть признано лечебным действием, даже если единственное намерение состоит в том, чтобы исполнить волю пациента: оно, наоборот, — предательство по отношении к профессии врача, которую можно определить как пылкое и решительное утверждение жизни. И занимаясь биомедицинскими исследованими, увлекательными и обещающими великие новые открытия на благо человечества, всегда нужно избегать экспериментов, исследований и практических выводов, которые, пренебрегая нерушимым достоинством человеческого существа, перестают служить человеку и, хотя, на первый взгляд, помогают ему, в действительности направлены против него.