Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Вы свет мира. Мф 5,14

Глава I
ГОЛОС КРОВИ БРАТА ТВОЕГО ВОПИЕТ КО МНЕ ОТ ЗЕМЛИ
СЕГОДНЯШНИЕ УГРОЗЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

 

"...восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его" (Быт 4,8): вот корни насилия над жизнью


7. "Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих; ибо Он создал все для бытия... Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего; но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу ее" (Прем 1,13-14; 2, 23-24).

 

Евангелие жизни, возвещенное вначале, когда по образу Божию был сотворен человек, предназначенный к полной и совершенной жизни (см. Быт 2,7; Прем 9, 2-3), подрывается мучительным опытом смерти, вошедшей в мир и отбрасывающей тень абсурда на все человеческое бытие. Смерть входит в мир завистью диавола (см. Быт 3,1. 4-5) и грехом наших прародителей (см. Быт 2,17; 3,17-19). Входит она в мир насильственным путем, через убийство Авеля, который погибает от руки своего брата Каина: "И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его" (Быт 4,8). Это первое убийство необычайно красноречиво описано на страницах Книги Бытия и поэтому приобретает значение парадигмы: эти страницы непрерывно и ежедневно, с тревожным однообразием записываются в книгу истории народов.

 

Прочитаем еще раз этот библейский рассказ, который, несмотря на свою архаичность и крайнюю простоту, содержит необычайно богатое поучение.

"И был Авель пастырь овец; а Каин был земледелец. Спустя несколько времени Каин принес от плодов земли дар Господу. И Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его; а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лице его. И сказал Господь (Бог) Каину: почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое? Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним.


И сказал Каин Авелю, брату своему: (пойдем в поле). И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его. И сказал Господь (Бог) Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему? И сказал (Господь): что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли. И ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей. Когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле. И сказал Каин Господу (Богу): наказание мое больше, чем снести можно. Вот, ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица Твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня. И сказал ему Господь (Бог): за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь (Бог) Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его. И пошел Каин от лица Господня; и поселился в земле Нод, на восток от Едема" (Быт 2,4-16).

 

8. Каин "сильно огорчился", и лицо его "поникло", потому что "призрел Господь на Авеля и на дар его" (Быт 4,4). В библейском тексте не объяснено, почему Бог предпочел дар Авеля дару Каина, но ясно показано, что Бог, хоть и выбрал дар Авеля, не перестает говорить с Каином. Бог укоряет его, напомнив, что он свободен перед лицом зла: зло — отнюдь не неизбежное предназначение человека. Действительно, Каина, как до него Адама, влечет пагубная сила греха, которая, как дикий зверь, затаилась у дверей его сердца, чтобы кинуться на добычу. Но Каин остается свободным перед лицом греха. Он может и должен гоподствовать над ним: "...он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним" (Быт 4,7).

 

Зависть и гнев превозмогают предостережение Господне — Каин восстает на своего брата и убивает его. Как написано в "Катехизисе Католической Церкви, "Священное Писание в рассказе об убийстве Авеля его братом Каином показывает, что с самого начала истории человечества в человеке живут гнев и алчность, последствия первородного греха. Человек стал врагом своего ближнего"10.


Брат убивает брата. Как в первом братоубийстве, так и во всяком убийстве нарушается "духовное" родство, соединяющее людей в одну большую семью11, где все разделяют одно и то же фундаментальное благо: равное личное достоинство. Нередко нарушается также и родство "по крови и плоти", например, когда опасность для жизни возникает в отношениях между родителями и детьми, как это происходит при прерывании беременности, либо в более широком кругу семьи и родни, допускающих или рекомендующих евтаназию.

 

В истоках любого насилия над ближним лежит уступка "логике" лукавого, того, кто "был человекоубийца от начала" (см. Ин8, 44), как напоминает нам апостол Иоанн Богослов: "Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга, не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего" (1 Ин 3, 11-12). Итак, убийство брата на заре истории приносит нам печальное свидетельство того, с какой поразительной скоростью развивается зло: к восстанию человека против Бога в земном раю прибавляется смертельный бой человека с человеком.

 

После преступления Бог вмешивается, чтобы отомстить за убитого. Каин, спрошенный о судьбе Авеля, вместо того, чтобы устыдиться перед Богом и попросить прощения, нагло обходит вопрос, говоря: "Не знаю; разве я сторож брату моему?" (Быт 4, 9) - он пытается ложью прикрыть преступление. Люди часто так делали и продолжают делать, используя разнообразные идеологии, чтобы оправдать и замаскировать самые ужасные преступления против личности. "Разве я сторож брату моему?" — Каин не желает думать о брате и отвергает ответственность, которую всякий человек несет за ближнего. Невольно возникает мысль о сегодняшних тенденциях, которые приводят к избавлению человека от ответственности за ближних и проявляются, в частности, в утрате солидарности с самыми слабыми членами общества, такими, как старики, больные, иммигранты, дети, а также в безразличии, часто наблюдающемся в международных отношениях, даже когда речь идет о таких фундаментальных ценностях, как жизнь, свобода и мир.

 

9. Но Бог не может позволить, чтобы преступление осталось безнаказанным: голос крови убитого вопиет к Нему от земли, на которую она была пролита, и требует суда Божьего (см. Быт 37,26; Ис 26,21; Иез 24,7-8). Из этого текста Церковь взяла выражение о грехах, которые "вопиют о возмездии к Небу", и в первую очередь включила в их число умышленное убийство12. Для иудеев, как и для многих других народов Древнего мира, кровь — обитель души, т.е. жизни; более того, "кровь есть душа" (Втор 12,23), а жизнь, особенно жизнь человеческая, принадлежит только Богу; вот почему тот, кто посягает на жизнь человека, по существу посягает на Бога Самого.


Каин проклят не только Богом, но и землей, которая откажет ему в своих плодах (см. Быт 4, 11-12). Кроме того он наказан:он будет жить в степи и пустыне. Смертоносное насилие совершенно меняет условия жизни человека. Земля, которая "в саду Едемском" (Быт 2,15) была краем изобилия, хороших отношений между людьми и благости Бо-жией, становится "землей Нод" (см. Быт 4,16) — краем нищеты, одиночества и богооставленности. Каин будет "скитальцем на земле" (Быт4,14): шаткость и непрочность судьбы навсегда останутся его уделом.

 

Однако Бог, многомилостивый всегда, даже тогда, когда наказывает, "сделал Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его" (Быт 4,15): значит, Он дал Каину опознавательный знак не для того, чтобы отдать его во власть человеческого осуждения, а чтобы охранять и защищать от тех, кто захотел бы его убить, пусть даже мстя за смерть Авеля. Убийца, и тот не теряет своего личного достоинства — Сам Бог тому порукой. Именно здесь явлена парадоксальная тайна милосердного правосудия Божия, о которой пишет св. Амвросий Медиоланский: "Поелику было совершено братоубийство, величайшее из преступлений, в то время как грех вошел в мир, сейчас же должен был быть установлен закон Божественного милосердия; ибо если бы наказание тут же пало на преступника, то люди не могли бы явить снисходительность или кротость в наказании, но немедленно карали бы виновных. (...) Бог отринул Каина от лица Своего, а когда от него отреклись и родители, повелел ему жить как бы в изгнании, в одиночестве, ибо дикое зверство вытеснило в нем человеческую кротость. Однако Бог не намерен наказывать убийцу убийством, потому что Он чает обращения грешника больше, чем его смерти"13.


"Что ты сделал?" (Быт 4,10): затмение ценности жизни

 

10. Господь говорит Каину: "Что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли" (Быт 4,10). Голос крови, пролитой людьми, не устает вопиять от поколения к поколению, и вопль этот принимает все новые и новые звучания и ударения.

 

Вопрос Господа "что ты сделал?", от которого Каин не может уклониться, обращен и к современному человеку, с тем чтобы он осознал размах и серьезность посягательств на жизнь, печать которых по-прежнему клеймит историю человечества; чтобы он отыскивал многообразные причины, которые лежат в основе этих посягательств и умножают их; чтобы он крайне серьезно задумался о вытекающих отсюда последствиях для бытия людей и народов.

 

Некоторые виды опасности исходят от самой природы, но нарастают по вине человека, который проявляет беспечность и совершает упущения, хотя зачастую мог бы им противостоять; другие, наоборот, — результат насилия, ненависти, столкновения интересов, которые побуждают одних людей нападать на других, и все это порождает убийства, войны, массовое уничтожение, геноцид.

 

И как тут не вспомнить об агрессии против жизни миллионов человеческих существ, в особенности детей, вынужденных переносить нищету, недоедание и голод из-за неправедного распределения земных богатств между отдельными нациями и общественными классами? Об агрессии, неразрывно связанной не только с войной, но и с позорной торговлей оружием, которая содействует обострению множества вооруженных конфликтов, заливающих мир кровью? О посеве смерти, который ведется с помощью бездумного нарушения экологического равновесия, преступной торговли наркотиками и пропаганды таких видов полового поведения, которые, помимо своей нравственной неприемлемости, еще и порождают серьезную опасность для жизни? Невозможно составить полный перечень всех угроз человеческой жизни, так многочисленны формы, явные и тайные, которые они принимают в наше время.

 

11. Здесь мы, однако, хотим обратить особое внимание на иной вид опасностей, угрожающих зачатой жизни или жизни, близящейся к концу: в них мы обнаруживаем новые аспекты, неизвестные в прошлом, и крайне серьезные проблемы, связанные с тем, что в коллективном сознании эти посягательства на жизнь постепенно теряют характер "преступления" и парадоксальным образом приобретают характер "права" — настолько, что выдвигается требование, чтобы государство признало их полную легальность, а сотрудники органов здравоохранения производили их бесплатно. Эти посягательства наносят человеческой жизни удары, когда она слабее всего и совершенно лишена возможности защититься. Еще опаснее то, что они в немалой мере совершаются внутри семьи и по воле семьи, которая, по самой своей природе, должна быть "святилищем жизни".

 

Как можно было до этого дойти? Надо учитывать множество различных факторов. В истоках лежит глубокий кризис культуры, порождающий скептицизм по отношению к самым основам познания и этики и все более затрудняет ясное понимание смысла жизни человека, его прав и обязанностей. К этому прибавляются самые разные тяготы повседневного быта и отношений между людьми, особенно болезненно воспринимаемые в рамках сложной жизни современного общества, где отдельные люди, супружеские пары, семьи в решении своих трудностей часто могут рассчитывать лишь на себя. Нередки и такие ситуации крайней нищеты, бедности и неуверенности в завтрашнем дне, когда труд повседневного существования, страдание, переходящее пределы человеческой выдержки, и акты насилия, в первую очередь над женщинами, приводят к тому, что выступить на стороне жизни и в ее защиту становится трудно, а иногда требует настоящего героизма.

Все это объясняет, хотя бы отчасти, почему ценность жизни в наше время как бы "затмевается", хотя совесть неустанно напоминает о ее святости и нерушимости. Это заметно хотя бы в том, что некоторые преступления против рождающейся или естественно угасающей жизни порой прикрываются формулировками медицинского толка, цель которых — отвлечь внимание от того, что в действительности под ударом находится право конкретного человека на жизнь.

 

12. Множество серьезных проблем, существующих в современном обществе, в некоторой степени объясняет, почему так повсеместна атмосфера нравственной шаткости, и иногда смягчает субъективную ответственность отдельных людей, однако по сути дела мы стоим перед лицом более объемной реальности, которую можно признать настоящей структурой греха: ее характерная черта — экспансия культуры, направленной против солидарности и в ряде случаев приобретающей вид "культуры смерти". Она распространяется под действием мощных культурных, экономических и политических тенденций, отражающих определенную концепцию общества, где важнейшим критерием является успех. Рассматривая положение дел с этой точки зрения, можно, собственно говоря, назвать его войной сильных против бессильных; жизнь, требующая как можно больше доброты, любви и заботы, объявляется ненужной или рассматривается как невыносимое бремя и в конце концов так или иначе отвергается. Тот, кто своей болезнью, инвалидностью или просто самим фактом своего существования угрожает благоденствию либо жизненным привычкам более благополучных, оказывается врагом, от которого надо защищаться или которого надо уничтожать. Таким образом возникает "заговор против жизни". Он не только втягивает отдельных людей в рамках их личных, семейных и общественных отношений, но идет гораздо дальше, обретает глобальный размах, расшатывая и разрушая отношения между народами и государствами.