Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блажен человек, который на Господа возлагает надежду свою. Пс 39,5

Глава II
Я ПРИШЕЛ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ИМЕЛИ ЖИЗНЬ
ХРИСТИАНСКАЯ ВЕСТЬ О ЖИЗНИ

 

"... жизнь явилась, и мы видели" (1 Ин 1,2): "Слово жизни"


29. Перед лицом бесчисленных серьезных опасностей, угрожающих жизни в современном мире, мы как будто подавлены чувством бессилия: кажется, что добро никогда не найдет достаточно сил для победы над злом!

 

Именно в таких обстоятельствах народ Божий и каждый верующий в нем призван смиренно и смело исповедать свою веру во Иисуса Христа, "Слово жизни" (см. 1 Ин 1,1). Евангелие жизни — это не только размышление над человеческой жизнью, пусть оригинальное и глубокое; не является оно и всего лишь повелением, дело которого — тревожить совесть и привести к глубоким общественным переменам; тем более оно не призрачное обещание лучшего будущего. Евангелие жизни — конкретная и личная реальность, основанная на том, что возвещается личность Самого Иисуса. Говоря с апостолом Фомой, а через него — со всяким человеком, Иисус так сказал о Себе: "Я есмь путь и истина и жизнь" (Ин 14,6). Так же Он определяет Себя, говоря с Марфой, сестрой Лазаря: "Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек" (Ин 11, 25-26). Иисус — Сын, Который извечно получает жизнь от Отца (см. Ин 5,26) и пришел к людям дать им удел в этом даре: "Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком" (Ин 10,10).

 

Так слова, деяния и сама личность Иисуса дают человеку возможность "познать" полную истину о ценности человеческой жизни; из этого "источника" черпает он прежде всего способность "поступать" по правде (см. Ин 3,21), то есть принимать и полностью исполнять долг любви к человеческой жизни и служения ей, защиты ее и поддержки.

 

Ибо во Христе окончательно возвещено и во всей полноте даровано человеку то Евангелие жизни, которое — будучи уже дано в Откровении Ветхого Завета и более того, можно сказать, начертано в сердце каждого мужчины и каждой женщины, — звучит в совести любого человека "от начала", то есть от самого сотворения, так что, несмотря на отрицательное влияние греха, может быть познано в своем существе также и человеческим разумом. Как пишет 2-й Ватиканский собор, Христос "всем Своим присутствием, всем, чем Он являет Себя, словами и делами, знамениями и чудесами, особенно же смертью Своею и славным Своим воскресением из мертвых, наконец, ниспосланием Духа Истины, завершает во всей полноте Откровение и подтверждает его Божественным свидетельством, что означает: с нами — Бог, чтобы освободить нас от тьмы греха и смерти и воскресить нас в жизнь вечную"22.

 

30. Обратив взор ко Христу Господу, мы жаждем еще раз услышать от Него "слова Божии" (Ин 3,34) и рассмотреть Евангелие жизни. Самый глубокий и изначальный смысл этого рассмотрения вести, несущей Откровение о человеческой жизни, был выражен апостолом Иоанном Богословом, который так пишет в начале своего Первого Послания: "О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, — ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам,

— о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение

— с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом" (1 Ин 1,1-3).

 

В Иисусе, "Слове жизни", нам, таким образом, завещана и уделена жизнь Божия и вечная. Благодаря этому Откровению и этому дару физическая и духовная жизнь человека, включая и ее земную стадию, обретает полную ценность и значение: ибо жизнь Божия и вечная — это цель, к которой стремится и призван человек, живущий в мире сем. Так Евангелие жизнисодержит в себе все, что человеческий опыт и разум говорят о ценности жизни человека, — оно принимает все это, возвышает и дополняет.


"Господь крепость моя и слава моя, он был мне спасением" (Исх 15,2): жизнь всегда есть благо

 

31. На самом деле полнота евангельской вести о жизни была подготовлена уже в Ветхом Завете. В особенности история исхода из Египта, составляющая основу ветхозаветной веры, позволяет Израилю открыть, как ценна его жизнь перед Богом. Когда кажется, что народ уже обречен на уничтожение, когда всем новорожденным детям мужского пола грозит смерть (см. Исх 1,15-22), Бог является Израилю как Спаситель, способный обеспечить будущее народу, лишенному надежды. Так в Израиле рождается особое понимание: его жизнь не отдана на милость фараона, который может по произволу ею распоряжаться; наоборот, она окружена благой и великой любовью Бога.

 

Вывести из плена означало одарить народ его неповторимым обликом и признать его непреходящее достоинство; исход также положил начало новой истории, в которой открытие Бога идет рука об руку с открытием себя. Исход из Египта — опыт основополагающий и образцовый. Этот опыт поучает Израиля, что каждый раз, когда его существование оказывается в опасности, ему достаточно с обнетленным доверием прибегнуть к Богу, чтобы получить от Него действенную помощь: "Я образовал тебя: раб Мой ты, Израиль, не забывай Меня" (Ис 44,21).

 

Таким образом Израиль, осознавая ценность своего существования как нации, все отчетливее обнаруживает также смысл и ценность жизни как таковой. Это направление мысли особенно развито в книгах Премудрости на основе повседневного опыта "бренности" жизни и констатации угрожающих ей опасностей. Противоречия бытия представляют собой вызов, брошенный вере, и требуют от нее ответа.

 

Вопрос о страдании особенно тревожит веру и подвергает ее испытанию. Разве сетования Иова — не боль всего человечества? Понятно, что невинный человек, сокрушенный скорбями, вопрошает себя: "На что дан страдальцу свет, и жизнь огорченным душею, которые ждут смерти, и нет ее, которые вырыли бы ее охотнее, нежели клад" (Иов 3,20-21). Но даже посреди самой непроницаемой тьмы вера ведет к тому, чтобы с доверием и преклонением признать "тайну": "Знаю, что Ты все можешь, и что намерение Твое не может быть остановлено" (Иов 42,2).

 

Откровение позволяет постепенно все более ясно видеть начатки бессмертной жизни, посеянные Творцом в сердцах людей: "Все сделал Он прекрасным в свое время, и вложил мир в сердце их" (Еккл 3,11) — мир, то есть представление о вечности. Эти начатки совершенной полноты должны открыться через любовь и исполниться — в силу незаслуженного дара. Божия — через удел в Его жизни вечной.


"И ради веры во имя Его, имя Его укрепило сего человека" (Деян 3,16): испытывая нищету человеческого существования, Иисус исполняет полноту смысла жизни

 

32. Опыт народа Завета обновляется в опыте всех "нищих", которые встречают Иисуса из Назарета. Как некогда Бог, "любящий все существующее" (см. Прем 11,26/25), обеспечил Израилю безопасность посреди опасностей, так теперь Сын Божий возвещает всем, чье существование подвергается угрозам и ограничениям, что их жизнь — тоже благо, которому любовь Отца придает смысл и ценность.

 

"... слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвые воскресают, нищие благовествуют" (Лк 7,22). Этими словами пророка Исайи (35,5-6; 61,1) Иисус открывает смысл Своей миссии: все, кто страдает от какого бы то ни было "умаления" своего существования, могут услышать от Него благую весть о том, что Бог о них тревожится, и убедиться в том, что их жизнь — заботливо охраняемый дар в руке Отца (см. Мф 6,25-34).

Именно к "нищим" прежде всего обращены проповедь и дела Иисуса. 

 

Множеству немощных и отверженных, которые следуют за Ним и ищут Его (см. Мф 4,23-25), Его слова и поступки открывают, какой великой ценностью обладает их жизнь и на какую прочную основу опирается их чаяние спасения.

То же самое происходит и с самого начала миссии Церкви. Проповедуя Иисуса как Того, Кто "ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом; потому что Бог был с Ним" (Деян 10,38), Церковь знает, что она — вестница спасения и что новизна ее вести во всей полноте явится именно в обстоятельствах унижения и нищеты человеческой жизни. Эту весть гласит Петр, когда исцеляет хромого, которого каждый день сажали у входа в Иерусалимский храм, при дверях, называемых Красными, чтобы он просил милостыню. "Но Петр сказал: серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи" (Деян 3,6). Верою в Иисуса, "Начальника жизни" (Деян 3,15), жизнь, окруженная презрением, преданная на чужую милость, обретает самоценность и полное достоинство.

 

Слова и дела Иисуса и Его Церкви касаются не только тех, кто переживает болезни, страдания и различные формы отверженности. В глубочайшем своем значении они касаются самого смысла жизни каждого человека в его нравственном и духовном измерении. Только тот, кто признает, что его жизнь затронута болезнью греха, может обрести правду и подлинность своего существования благодаря встре-,че с Иисусом Спасителем, в согласии с Его словами: "Не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию" (Лк 5,31-32).

 

А тот, кто считает — как безумный богач из евангельской притчи, — что сумеет обеспечить себе жизнь одним только собиранием материальных благ, в действительности обманывает самого себя: жизнь бежит от него и скоро будет отнята, он же никогда не поймет ее истинного смысла: "безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?" (Лк 12,20).