Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. Ин.8,12

II СЛУЖЕНИЕ ЖИЗНИ

1. Передача жизни

Соработники любви Бога Творца


28. Сотворяя мужчину и женщину по Своему образу и подобию, Бог венчает и приводит к совершенству дело рук Своих: Он призывает их к особому участию в Своей любви, и в Своей силе Творца и Отца через свободное и ответственное сотрудничество в передаче человеческой жизни: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю и обладайте ею» [80].

Итак, первостепенной задачей семьи является служение жизни, воплощение в истории первоначального благословения Творца, — передавая из рода в род, от человека к человеку, образ Божий [81].

Таким образом, рождение детей есть знамение и плод супружеской любви, живое свидетельство полного взаимного вверения супругов друг другу: «... истинное почитание супружеской любви и весь возникающий из этого уклад семейной жизни направляется к тому, чтобы супруги, не упуская из вида и других целей брака, были готовы решительно содействовать любви Творца и Спасителя, Который через их посредство постоянно увеличивает и обогащает Свою семью» [82].

Но плодотворность супружеской любви не ограничивается лишь рождением детей; хотя бы ее и понимали в собственно человеческом значении, она ширится и обогащается всеми плодами нравственной, духовной и сверхъестественной жизни, которые отец и мать в силу своего призвания должны передать детям и через них — Церкви и миру.

 

Учение и указания Церкви, вечно древние и вечно новые


29. Именно потому, что супружеская любовь есть особое участие в тайне жизни и любви Самого Бога, Церковь осознает, что получила особую миссию хранить и защищать высочайшее достоинство брака и серьезнейшую ответственность в передаче человеческой жизни.

Итак, продолжая в истории живое предание церковной общины, завершившийся недавно II Ватиканский собор и учение моего предшественника, Папы Павла VI, выраженное, прежде всего, в энциклике «Humanae vitae», передали нашему времени воистину пророческую весть, подтверждающую и вновь предлагающую древнее и вечно новое учение и указания Церкви, относящиеся к супружеству и передаче человеческой жизни. Поэтому на своем последнем заседании отцы Синода заявили буквально следующее: «Этот Священный Синод, соединенный в единстве веры с преемником Св. Петра, со всею твердостью отстаивает то, что предлагается в документах II Ватиканского собора (ср. Gaudium et spes, 50), а также в энциклике «Humanae vitae», в особенности же то, что супружеская любовь должна быть полностью человеческой, неповторимой и открытой новой жизни («Humanae vitae», n. II, ср. 9 и 12)» [83].

 

Церковь — на стороне жизни


30. Учение Церкви существует ныне в таких общественно-культурных обстоятельствах, которые делают его более сложным для понимания и вместе с тем все более насущным и незаменимым для развития истинного блага человека.

Научно-технический прогресс, неизменно развиваемый господствующим над природой современным человеком, не только пробуждает надежду на возникновение нового и лучшего человечества, но и вызывает все более глубокую тревогу о будущем. Некоторые задаются вопросом, стоит ли жить, не было бы лучше и вовсе не рождаться; сомневаются, имеет ли смысл рождать к жизни других людей, которые, быть может, проклянут свое существование в жестоком мире, ужасы которого нельзя даже предвидеть. Иные общества полагают, что выгоды, происходящие от применения высоких технологий, принадлежат только лишь им, исключая всех прочих людей, которым навязываются противозачаточные средства, либо еще худшие меры. Третьи, попав в рабство потребительского мышления и будучи целиком поглощены постоянной заботой об увеличении материальных благ, в конце концов утрачивают понимание духовного богатства новой человеческой жизни и отвергают ее. Главная причина подобного мышления — это отсутствие Бога в человеческих сердцах, Бога, любовь Которого одна сильнее всех возможных угроз мира, и превозмочь их может лишь она.

Таким образом, рождается некий менталитет, направленный против жизни (anti-life mentality), о чем говорит множество насущных проблем: достаточно подумать, например, о панике, порождаемой исследованиями экологов и футурологов в области демографической проблемы, которые иногда преувеличивают опасность демографического прироста для качества жизни.

Церковь твердо верит, что жизнь человека, даже немощного и страдающего, есть неизменно прекрасный дар благости Божией. Вопреки омрачающим мир пессимизму и эгоизму, Церковь стоит на стороне жизни, умея распознать в каждой человеческой жизни сияние того «Аминь», того самого «Да», которые суть Сам Христос [84]. Этому охватившему и угнетающему весь мир призыву «Нет» она противопоставляет живое «Да», защищая, таким образом, человека и мир от тех, кто покушается на жизнь и сеет смерть. Церковь призвана вновь явить всем, и со все большей убедительностью, свою волю способствовать развитию человеческой жизни и защищать ее от каких бы то ни было посягательств, в каком бы состоянии и на какой бы стадии развития она ни находилась. Поэтому Церковь осуждает, как тяжелейшее оскорбление человеческого достоинства и справедливости, всю ту деятельность правительств или других общественных властей, направленную на ограничение, каким бы то ни было способом, свободы супругов в принятии решения относительно потомства. Вследствие этого любые насильственные действия, осуществляемые этими властями в пользу контрацепции, и даже стерилизацию и аборт, следует со всей твердостью осуждать и отвергать. Столь же отвратительным и несправедливым фактом следует считать то, что в международных отношениях экономическая помощь, оказываемая в деле развития народов, ставится в зависимость от программ контрацепции, стерилизации и абортов [85].

 

Чтобы замысел Божий осуществлялся все полнее


31. Церковь, несомненно, осознает также разнообразие и сложность проблем, которые переживают сегодня супружеские пары во многих странах, когда речь идет о задачах, связанных с ответственной передачей жизни. Она знает также и о серьезной демографической проблеме, и о том, как она проявляется во многих частях света, вместе с заключенными в ней нравственными трудностями.

Однако она полагает, что углубленное размышление над всеми аспектами этих проблем, вновь и с большей силой подтверждает необходимость придерживаться в вопросах достойного планирования семьи подлинного учения, предложенного II Ватиканским собором и окружным посланием «Humanae vitae».

Поэтому, вместе с отцами Синода, я также считаю своим долгом обратиться с настойчивым призывом к богословам, дабы они, соединяя свои усилия для сотрудничества с иерархическим Учительством, стремились все лучше освещать библейские основания этого учения, его этическую мотивацию и персоналистический смысл. Так в контексте органического толкования станет возможным сделать учение Церкви, касающееся этой важной темы, действительно доступным всем людям доброй воли, способствуя все более четкому и совершенному его пониманию. Таким образом, замысел Божий будет все полнее осуществляться ради спасения человека и во славу Творца.

Согласованные усилия богословов, вдохновленные убежденным следованием Учительству, которое является единственно подлинным руководством Народа Божия, представляются в этой связи крайне безотлагательными и особо необходимыми также из-за внутренней связи, существующей между католическим учением в этом вопросе и видением человека, которое предлагает Церковь. Сомнения же или ошибки, касающиеся сферы супружества и семьи, вызывают существенное искажение всей истины о человеке в нынешней культурной ситуации, и без того уже зачастую неясной и исполненной противоречий. Вклад в разъяснение и углубление учения, который призваны внести богословы, исполняя свою специфическую задачу, имеет огромную ценность и являет собой особо достойное похвалы служение семье и человечеству.

 

Целостное представление о человеке и его призвании


32. В контексте культуры, которая серьезно искажает или даже утрачивает истинное значение человеческой сексуальности, лишая ее основополагающей соотнесенности с личностью, Церковь стремится, в качестве своей самой неотложной и незаменимой миссии, представить сексуальность как ценность и задачу всей личности, сотворенной по образу Божию.

В этой перспективе II Ватиканский собор решительно утверждает, что «в том случае, когда речь идет о сочетании супружеской любви с ответственным родительством, нравственный характер поведения зависит не только от искреннего намерения и от оценки мотивов: он должен определяться объективными критериями, почерпнутыми из природы личности и ее поступков — критериями, которые в контексте настоящей любви сохраняют подлинный смысл взаимоотдачи супругов и человеческого деторождения. А это возможно лишь тогда, когда чистосердечно соблюдается добродетель супружеского целомудрия» [86].

Руководствуясь именно таким «целостным видением человека и его призвания, объемлющего не только естественный и преходящий порядок вещей, но также — сверхъестественный и вечный» [87], Павел VI утверждал, что учение Церкви «основано на неразрывной связи, которой пожелал Бог, и которую человек не может разорвать по своей инициативе, между двумя значениями, супружеского акта, — между его соединяющим значением и значением продолжения рода» [88]. И в заключение напомнил, что надлежит отвергнуть, как внутренне недобросовестное, «всякое деяние, которое, будь то в предвидении супружеского акта, или во время его исполнения, либо в развитии его естественных последствий, стремится, как цель или средство, сделать невозможным зачатие» [89].

Когда супруги, прибегая к контрацепции, разделяют эти два значения, запечатленные Богом Творцом в природе мужчины и женщины и в динамизме их полового общения, они ведут себя как «судьи» замысла Божия и «манипулируют» человеческой сексуальностью, унижая ее, а вместе с нею и личность, как собственную, так и супруга, извращая тем самым ценность «всецелого» дарования себя другому. Таким образом, языку рождения, выражающему всецелое взаимное дарение супругов, контрацепция объективно противопоставляет другой язык, т.е. «не подарить себя другому полностью»: следствием этого является не только практический отказ от зачатия новой жизни, но также фальсификация внутренней истины супружеской любви, призванной дарить себя в личностной полноте.

Когда же супруги, в неблагоприятные для зачатия периоды, сохраняют при этом неразрывную связь соединяющего и детородного аспектов человеческой сексуальности, — тем самым они поступают как «служители» замысла Божия и пользуются сексуальностью в согласии с первоначальным динамизмом целостного дарения, без манипуляций и искажений [90].

На основании опыта многих супружеских пар и данных различных наук задача богословского размышления заключается в выявлении, а также в более углубленном изучении того различия антропологического и нравственного характера, которое существует между применением контрацепции и использованием биологических ритмов. Речь идет о более масштабных и более глубоких различиях, чем обычно полагают, которые при окончательном анализе касаются двух непримиримых концепций личности и человеческой сексуальности. Ибо выбор в пользу природных ритмов предполагает согласие супругов действовать в соответствии с биологическим циклом женского организма, а вместе с тем и согласие на разумный диалог, взаимное уважение, совместную ответственность и самообладание. Соотнесение с временными категориями и ведение диалога означает, следовательно, признание духовного и, в то же время, телесного характера супружеского общения, а равно и переживание личностной любви в верности, которой она требует. В этом контексте супружеская чета постигает на опыте, что их отношения обогащаются такими ценностями, как нежность и сердечность, которые являют собой глубочайшую суть человеческой сексуальности, также в физическом ее плане. Таким образом, соблюдается и осуществляется в полной мере истинно человеческий аспект сексуальности, она не «используется» как «предмет», что, нарушая личностное единство души и тела, наносит удар по самому творению Божию, в котором глубочайшим образом переплетены природа и личность.

 

Церковь — Наставница и Матерь для супругов, переживающих трудности


33. Также и в области супружеской нравственности Церковь является Наставницей и Матерью и действует в соответствии с этим.

Как Наставница, она неустанно провозглашает нравственную норму, которой следует руководствоваться в вопросах, касающихся ответственной передачи жизни. Церковь вовсе не является ни творцом этой нормы, ни судьей. В послушании истине, которая есть Христос, Чей образ отображается в природе человеческой личности и ее достоинстве, Церковь объясняет нравственную норму и предлагает ее всем людям доброй воли, не скрывая при этом, что ее выполнение требует решимости и совершенства.

Как Матерь, Церковь сопереживает многим супружеским парам, которые испытывают трудности в этой важной сфере нравственной жизни, ибо ей хорошо известно их положение, зачастую очень трудное, а временами становящееся просто мучительным вследствие разного рода трудностей, не только личного, но и общественного характера. Она знает, что многие супруги сталкиваются с трудностями не только в конкретном осуществлении ценностей, заключенных в нравственной норме, но и в самом их понимании.

Но эта одна-единственная Церковь является одновременно и Наставницей, и Матерью. И потому она никогда не перестает призывать и ободрять, чтобы возможные супружеские трудности разрешались без какого бы то ни было искажения и ущерба для истины, ибо она убеждена, что не может быть настоящего противоречия между Божьим законом передачи жизни и обязанностью сохранения подлинной супружеской любви [91]. Отсюда явствует, что практическая педагогика Церкви всегда должна соединяться с ее учением и никогда от него не отделяться. Потому я повторяю также и с той же убежденностью, что и мой предшественник: «Высшая форма любви к душам заключается в том, чтобы ни в чем не преуменьшать спасительного учения Христова» [92].

С другой стороны, подлинная педагогика Церкви являет свой реализм и мудрость лишь тогда, когда стойко и дерзновенно умножает усилия с целью сотворения и поддержания всех тех условий человеческой жизни, — психологических, нравственных и духовных, которые необходимы для понимания и переживания нравственной ценности и нормы. Нет сомнения, что к этим условиям следует добавить постоянство и терпение, смирение и силу духа, сыновнее упование на Бога и Его благодать, частое обращение к молитве и таинствам Евхаристии и примирения. Укрепляемые таким образом, супруги-христиане смогут поддерживать в себе осознание того исключительного влияния, которое таинство брака оказывает на все реальности супружеской жизни, в том числе и на их сексуальность: дар Духа, который супруги приняли и на который отвечают, помогает им пережить человеческую сексуальность в соответствии с замыслом Божьим и как знак соединяющей и плодотворной любви Христа к Своей Церкви.

К необходимым условиям также принадлежат знание телесной природы человека и ритмов его плодности. В этом смысле необходимо сделать все, чтобы это знание стало доступно всем супругам, а еще прежде — молодым людям — своевременно информируя их и уделяя серьезное внимание их соответствующему воспитанию, привлекая к этому супружеские пары, врачей и экспертов. Знание должно затем вылиться в воспитание самоконтроля — отсюда проистекает совершенная необходимость добродетели целомудрия и непрестанного воспитания в ней. В христианском представлении целомудрие отнюдь не означает отвержения человеческой сексуальности или презрения к ней, скорее, это — духовная энергия, которая защищает любовь от эгоизма и агрессивности и направляет ее к осуществлению во всей ее полноте. Павел VI, ведомый глубокой интуицией любви и мудрости, дал единое выражение опыта многих супружеских пар, когда написал в своей энциклике: «Господство разума и свободной воли над инстинктом несомненно требует аскезы, дабы чувственные проявления супружеской жизни были упорядочены, особенно когда возникает необходимость соблюдения периодического воздержания. Но эта дисциплина, свойственная чистоте брачных отношений, не вредит супружеской любви, а напротив, придает ей еще большую человеческую ценность. Она, правда, требует постоянного усилия, но благодаря ее благотворному влиянию супруги развивают полностью свою личность, обогащаясь духовными ценностями. Дисциплина привносит в семейную жизнь плоды гармонии и мира, и облегчает решение других проблем; внушает заботу о супруге, помогает супругам преодолеть эгоизм — врага истинной любви, и утверждает в них чувство ответственности за исполнение своих обязанностей. Благодаря ей родители обретают более глубокое и эффективное влияние в деле воспитания детей» [94].

 

Нравственный путь супругов


34. Чрезвычайно важно всегда обладать правильным понятием о нравственном порядке, о его ценностях и нормах; важность этого возрастает по мере того как растут и множатся трудности, связанные с их соблюдением.

Нравственный порядок, именно потому, что он являет и представляет замысел Бога Творца, не может быть чем-либо, подавляющим человека и лишающим его индивидуальности; но, напротив, отвечая глубочайшим потребностям сотворенного Богом человека, служит его полному очеловечиванию с той деликатной и обязывающей любовью, с какой Сам Бог вдохновляет, поддерживает и ведет к уготованному ему счастью каждое Свое творение.

Но человек, призванный к ответственному осуществлению мудрого и исполненного любви замысла Божия, есть существо историческое, которое созидает себя изо дня в день, принимая многочисленные и добровольные решения, поэтому он познает, любит и творит нравственное благо в соответствии со степенью своего развития.

Также и супруги в области своей нравственной жизни призваны к непрестанному развитию, ведомые искренним и деятельным желанием все более совершенного познания ценностей, которые хранит и развивает закон Божий, а также простой и благородной волей воплощать их в конкретных решениях. Однако они не могут взирать на закон только как на чистый идеал, достижимый в будущем, но должны воспринимать его как веление Христа стойко переносить трудности. «Поэтому так называемый «закон постепенности», или постепенное движение нельзя отождествлять с «постепенностью закона», как если бы в Божьем законе существовали различные степени и формы заповеди относительно различных людей и ситуаций. Все супруги, согласно Божьему закону, призваны к святости в супружестве, и это высокое призвание осуществляется в той мере, в какой человеческая личность способна ответить со спокойной душой на Божий призыв, уповая на Божью благодать и на собственную волю» [95]. Точно так же дело церковной педагогики заключается в том, чтобы супруги прежде всего явно приняли учение, содержащееся в энциклике «Humanae vitae», как нормативное для их сексуальной жизни и искренне стремились создать условия, необходимые для соблюдении этих правил. Педагогика эта, как отметил Синод, объемлет всю супружескую жизнь. Поэтому миссия передачи жизни должна быть включена в общую миссию всей христианской жизни, которая без креста не может достичь воскресения. В подобном контексте становится понятно, что из супружеской жизни невозможно изъять жертвенность, более того, — ее необходимо принять всем сердцем, так, чтобы супружеская любовь возрастала и становилась источником внутренней радости.

Это совместное возрастание требует размышления, информации, надлежащей подготовки священников, монашествующих и мирян, трудящихся в области семейного пастырства. Все они смогут помочь супругам на пути их человеческого и духовного развития, предполагающего осознание греха, искреннюю волю к соблюдению нравственного закона, служение примирения. Необходимо помнить также, что в интимную связь супругов вовлекается воля двух людей, призванных, однако, к согласию в мыслях и поступках. Это требует немалого терпения, чуткости и времени. Особенно же важно в этой области единство нравственных и пастырских суждений священников. Такого единства следует старательно искать и обеспечивать его, с тем чтобы верующие не мучились сомнениями [96].

Следование по пути супружества, таким образом, будет легче, если супруги, почитающие учение Церкви, и уповающие на благодать Христову, получая помощь и совет священников, а также церковной общины, сумеют открыть и пережить освобождающую и развивающую ценность подлинной любви, которую предлагает Евангелие и требует заповедь Господня.

 

Формировать убеждения и предлагать конкретную помощь


35. Перед лицом проблемы достойного планирования семьи церковная община должна в наше время принять на себя задачу формировать принципы и предлагать конкретную помощь тем, кто желает переживать отцовство и материнство поистине ответственным образом.

Радуясь результатам научных исследований в вопросе более точного знания циклов плодности женщины и поощряя дальнейшее расширение исследований в этой области, Церковь не может не пробуждать с умноженной энергией чувства ответственности у тех, кто, будучи врачами, экспертами, консультантами по вопросам супружества, воспитателями и супружескими парами, могут действенно помочь супругам в переживании их любви, так, чтобы сохранялась структура и цель супружеского акта, ее выражающего. Это значит, что следует приложить более решительные и систематические усилия к тому, чтобы ознакомить их с естественными методами распознавания плодности и научить ценить их значение и применять их [97].

Ценное свидетельство могут и должны дать те супруги, которые через совместное принятие периодического воздержания пришли к более зрелой личной ответственности в отношении любви и жизни: «Ибо Господь доверил им такую задачу, — писал Павел VI, — чтобы они являли людям святость и сладость закона, соединяющего взаимную любовь супругов с их сотрудничеством с любовью Бога, Творца человеческой жизни» [98].