Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
“Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. Ин.8,12”

IV — УЧАСТИЕ СЕМЬИ В ЖИЗНИ И МИССИИ ЦЕРКВИ

Семья в тайне Церкви


49. К основополагающим задачам христианской семьи относится также и церковная задача, ибо семья призвана созидать Царство Божие в истории, через участие в жизни и миссии Церкви.

Чтобы лучше понять основания, содержание и характерные черты этого участия, следует прояснить многообразные и глубокие связи, взаимно соединяющие Церковь и христианскую семью, создающие из последней как бы «Церковь в миниатюре» («Ecclesia domestica») [114], делая так, чтобы она по-своему стала живым образом и историческим воспроизведением самой тайны Церкви.

Ведь, прежде всего, Мать Церковь рождает, воспитывает, созидает христианскую семью, исполняя по отношению к ней спасительную миссию, полученную от Господа. Возвещая Слово Божие, Церковь являет христианской семье ее подлинную идентичность, то, что она есть и чем должна быть по замыслу Божию; совершая таинства, Церковь обогащает и укрепляет христианский брак благодатью Христовой, чтобы освятить его во славу Отца; провозглашая заповедь любви, Церковь побуждает и ведет христианскую семью к исполнению этой заповеди, дабы семья наследовала и воспроизводила ту самую любовь самоотдачи и жертвы, которую Христос питает ко всему человечеству.

Христианская семья, в свою очередь, до такой степени вовлечена в тайну Церкви, что становится, присущим ей образом, участницей спасительной миссии самой Церкви: христианские супруги и родители, в силу таинства, «в своем жизненном положении и чине ... имеют собственный дар в Народе Божием» [115], а потому не только обретают любовь Христову, становясь общиной «спасенной», но призваны также к «передаче» братьям той же любви Христа, становясь, таким образом, «спасающей» общиной. Так христианская семья, будучи плодом и знамением сверхъестественной плодовитости Церкви, становится символом и участницей также и ее материнства [116].

 

Собственная и особая задача семьи в Церкви


50. Христианская семья призвана принимать живое и ответственное участие в миссии Церкви свойственным ей и особым образом, то есть, отдаваясь служению Церкви и обществу всем своим существом и действием, как глубокая община жизни и любви. Если христианская семья — это община, чьи узы обновлены Христом через веру и таинства, то ее участие в миссии Церкви должно совершаться общинно: супруги, как чета, и родители и дети, как семья, должны сообща совершать свое служение Церкви и миру. В вере они должны быть «одним сердцем и одной душою» [117], посредством общего животворящего апостольского духа и сотрудничества, вовлекающего их в дело служения церковной и гражданской общине.

Христианская семья созидает также Царство Божие в истории через те самые повседневные реальности, которые касаются условий ее жизни и отмечают их; то есть участие христианской семьи в пророческом, царственном и священническом служении Иисуса Христа и Его Церкви выражает себя и осуществляется в супружеской и семейной любви, переживаемой в ее чрезвычайном ценностном богатстве и в требованиях полноты, исключительности, верности и плодовитости [118]. Любовь же и жизнь составляют, таким образом, средоточие спасительной миссии христианской семьи в Церкви и для Церкви. Об этом напоминает и II Ватиканский собор, когда говорит: «Семья будет щедро делиться своими духовными богатствами и с другими семьями. Поэтому христианская семья, возникающая из брака, представляющего собою образ союза любви Христа и Церкви и причастного к этому союзу, будет являть всем живое присутствие Христа в мире и подлинную природу Церкви: как в любви супругов, щедром чадородии, единстве и верности, так и в дружном сотрудничестве всех ее членов» [119].

Представив подобным образом основание участия христианской семьи в миссии Церкви, необходимо теперь обрисовать ее содержание в тройственном и унитарном соотнесении с Иисусом Христом — Пророком, Священником и Царем, представляя, соответственно, христианскую семью как:

1. верующую и евангелизирующую общину;
2. общину, пребывающую в диалоге с Богом;
3. общину на службе человеку.

 

1. Христианская семья как верующая и евангелизирующая община

Обретение веры и восхищение замыслом Божиим о семье


51. Участвуя в жизни и посланничестве Церкви, благоговейно внимающей Слову Божию и с дерзновением его провозглашающей [120], христианская семья исполняет свою пророческую задачу, принимая и провозглашая Слово Божие: так день ото дня она все более становится верующей и евангелизирующей общиной.

Вместе с тем, от христианских супругов и родителей требуется послушание вере [121], ибо они призваны к принятию Слова Господня, открывающего им изумительную новость — Благую Весть — об их супружеской и семейной жизни, которую Христос сделал святой и освящающей. Действительно, только в свете веры они могут открыть и восхищаться в радостном благодарении тем достоинством, к которому Бог соблаговолил возвысить супружество и семью, поставляя их знамением и ковчегом завета любви между Богом и людьми, между Иисусом Христом и Церковью, Его Невестой. Уже сама подготовка к христианскому браку рассматривается как путь веры, ибо является особо благоприятной возможностью для того, чтобы обрученные могли вновь открыть и углубить веру, полученную с крещением и укрепленную христианским воспитанием. Таким образом они познают и добровольно принимают призвание следовать за Христом и служить Царству Божиему в состоянии супружества.

Основополагающим для веры молодоженов является совершение таинства брака, глубочайшую сущность которого составляет возвещение в Церкви Благой Вести о супружеской любви, — Слова Божия, «открывающего» и «исполняющего» мудрый и полный любви замысел Бога в отношении супругов, вводимых в тайну и подлинное участие в любви Самого Бога к людям. Если совершение таинства брака само по себе уже является провозглашением Слова Божия, то для тех, кто по разным причинам участвует в венчальной церемонии, он должен стать «исповеданием веры», совершающимся в Церкви и с Церковью общиной верующих.

Это исповедание веры требует продолжения также и во всей жизни супругов и семьи, ибо Бог, призвавший обрученных «к» супружеству, продолжает призывать их «в» супружестве [122]. Бог является к ним в событиях, нуждах, трудностях, в обыденных делах, открывая и предлагая через них конкретные «требования», относящиеся к их участию в любви Христовой ради Церкви в контексте каждой ситуации — семейной, общественной и церковной, — в которой они находятся.

Открытие замысла Божия и послушание ему должно совершаться «вместе», всей супружеской и семейной общиной, посредством того же человеческого опыта любви между супругами, между родителями и детьми — любви, живущей Духом Христовым. Поэтому малая домашняя Церковь, как и Церковь большая, нуждается в постоянной и интенсивной евангелизации: на этом основан ее долг непрестанного воспитания в вере.

 

Евангелизаторское служение христианской семьи


52. В зависимости от того, насколько христианская семья примет Евангелие и разовьется в вере, настолько она становится евангелизирующей общиной. Еще раз вникнем в слова Павла VI: «Семья, подобно Церкви, должна быть тем пространством, где осуществляется передача Евангелия и откуда Евангелие распространяется. Следовательно, в лоне семьи, осознающей эту миссию, все ее члены — вестники Евангелия, и в то же время сами являются объектом евангелизации. Родители не только передают Евангелие детям, но могут получить от них то же самое Евангелие, глубочайшим образом пережитое. Подобная семья становится евангелизатором многих других семей и той среды, в которой она обитает» [123].

Синод, напоминая о призыве, с которым я обратился [к верующим] в Пуэбло, еще раз повторил, что будущность евангелизации в огромной мере зависит от домашней Церкви [124]. Эта апостольская миссия семьи укоренена в крещении, а благодатью таинства брака обретает новую силу для передачи веры, освящения и изменения современного общества согласно замыслу Божию.

Христианская семья, особенно сегодня, имеет особое призвание — свидетельствовать о пасхальном завете Христа, через неустанное сияние радости любви и твердости упования, — которому она должна следовать: «Христианская семья во всеуслышание провозглашает и наличные достоинства Царства Божия, и надежду блаженной жизни» [125]. Возникновение определенных негативных ситуаций, которые выявляет Церковь в различных местах, с особой силой подчеркивает крайнюю необходимость осуществления семейной катехизации: «Там, где антирелигиозное законодательство претендует даже на то, чтобы препятствовать воспитанию в вере, там, где распространенное неверие или вездесущий секуляризм делают практически невозможным истинно религиозное развитие, «домашняя Церковь», как мы ее называем, остается единственным местом, где дети и молодежь могут получить подлинную катехизацию» [126].

 

Церковное служение семьи


53. Евангелизаторское служение родителей-христиан своеобразно и незаменимо. Оно приобретает типичные черты семейной жизни, сотканной, как это должно быть, из любви, простоты, конкретности и каждодневного свидетельства [127].

Семья должна так приуготовлять детей к жизни, чтобы каждый из них полностью исполнил свою задачу, согласно полученному от Бога призванию. Семья, открытая трансцендентным ценностям, служащая братьям с радостью, исполняющая свои задачи с благородной верностью и осознающая свое ежедневное участие в тайне славного Креста Христова, становится фактически первой и лучшей семинарией призвания к жизни, посвященной Царству Божию.

Евангелизаторское и катехизаторское служение родителей должно сопровождать детей также в период их созревания и юности, когда они, как часто случается, колеблются, либо прямо отвергают христианскую веру, полученную в первые годы жизни. Подобно тому, как в Церкви дело евангелизации всегда связано с апостольским терзанием, так и в христианской семье родители должны безбоязненно и с большим душевным спокойствием воспринимать трудности, с которыми они иногда сталкиваются, пытаясь благовествовать своим детям.

Не следует забывать о том, что служение, осуществляемое христианскими супругами и родителями ради Евангелия, является главным образом церковным служением, то есть оно входит в контекст всей Церкви как евангелизирующей общины, которая одновременно является объектом евангелизации. Поскольку служение «домашней Церкви» делу евангелизации и катехизации основано и происходит из единой миссии Церкви и подчинено созиданию единого Тела Христова [128], оно должно пребывать в тесном общении со всеми другими служениями евангелизации и катехизации, имеющимися и действующими в церковной общине, как епархиальной, так и приходской и должно ответственным образом согласовываться с ними.

 

Проповедовать Евангелие всей твари


54. Универсальность, не знающая границ, и есть, собственно, нива евангелизации, внутренне оживляемая миссионерским рвением. Таков, по сути, ответ на ясное и однозначное Христово повеление: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» [129].

Вера и евангелизаторская миссия христианской семьи также обладают масштабом католического миссионерства. Таинство брака, обновляющее принятую в крещении и миропомазании обязанность защищать и сохранять веру [130], делает христианских супругов и родителей свидетелями Христа «и даже до края земли» [131], самыми настоящими «миссионерами» любви и жизни.

Некоторая форма миссионерской деятельности может осуществляться уже внутри семьи. Это имеет место тогда, когда кто-либо из ее членов не верует или непоследователен в практическом осуществлении веры. В этом случае другие члены семьи должны преподать ему свидетельство веры, которое стимулировало бы его к поискам веры и поддержало на пути к совершенному следованию Христу Спасителю [132].

Движимая миссионерским духом, обращенным прежде всего к самым своим близким, «домашняя Церковь» призвана быть сияющим знаком присутствия Христа и Его любви также и для «дальних», для еще не верующих семей, и для таких христианских семей, которые уже перестали следовать в жизни полученной вере: она призвана «своим примером и свидетельством» просвещать «ищущих истину» [133].

Как на заре христианства Акила и Прискилла выступили миссионерской парой [134], так и сегодня Церковь свидетельствует о своей непреходящей новизне и расцвете через присутствие христианских супругов и семей, которые, по крайней мере на некоторое время, отправляются в миссионерские земли, чтобы проповедовать Евангелие, служа человеку любовью Иисуса Христа.

Христианские семьи вносят особый вклад в миссионерское дело Церкви, взращивая соответствующие призвания среди своих сыновей и дочерей [135] и вообще, — посредством всего дела воспитания, которое «располагает их детей от юности к познанию любви Божией ко всем людям» [136].

 

2. Христианская семья — община в диалоге с Богом

 

Домашнее святилище Церкви


55. Проповедь Евангелия и его принятие в вере достигают своей полноты в совершении таинств. Церковь, которая является верующей и евангелизирующей общиной, есть также народ священнический, облеченный достоинством и участвующий во власти Христа, Первосвященника Нового и Вечного Завета [137].

Христианская семья также включена в Церковь, народ священнический: через таинство брака, из которого произрастает и которым питается, она, непрестанно оживляемая Господом Христом, призывается Им к общению с Богом посредством таинственной жизни, самопожертвования и молитвы.

Эту священническую задачу семья может и должна исполнять в тесном общении со всей Церковью через повседневную реальность супружеской и семейной жизни: таким образом, христианская семья призвана освятить себя, церковную общину и мир.

Брак — таинство взаимного освящения и акт вероисповедания

56. Истинным источником и изначальным средством освящения супружества и христианской семьи является таинство брака, которое возобновляет и развивает освящающую благодать крещения. Силой тайны Смерти и Воскресения Христа, в которую вновь вводится христианский брак, супружеская любовь очищается и освящается: «Эту любовь Господь удостоил, исцелив, усовершенствовав и возвысив ее, особым даром благодати и милосердия» [138].

Дар Иисуса Христа супругам не исчерпывается одним лишь таинством брака, но сопутствует им в течение всей их жизни. Об этом однозначно напоминает II Ватиканский собор, когда говорит, что Иисус Христос «и в дальнейшем... пребывает с ними, чтобы супруги через взаимоотдачу любили друг друга, храня постоянную верность — так же, как Он возлюбил Церковь и предал Себя за нее... Поэтому христианские супруги укрепляются и как бы освящаются особым таинством, чтобы достойно нести обязанности, свойственные их статусу. Силою этого таинства, исполняя свое супружеское и семейное служение, проникнувшись духом Христовым, Который преисполняет всю их жизнь верой, надеждой и любовью, они все выше и выше восходят в своем личном совершенствовании и взаимном освящении, а потому и в совместном прославлении Бога» [139].

Всеобщее призвание к святости обращено также и к христианским супругам и родителям: оно подразумевается для них в совершаемом таинстве и перекладывается на конкретный язык реальности супружеской и семейной жизни [140]. Отсюда рождается благодать и условие подлинной и глубокой супружеской и семейной духовности, которая черпает вдохновение в мотивах сотворения, Завета, Креста, Воскресения и знамения, о которых многократно размышлял Синод. Христианский брак, как и все таинства, которые «направлены к освящению людей, к созиданию Тела Христова, и, наконец, к поклонению Богу» [141], сам по себе является актом литургического прославления Бога во Иисусе Христе и в Церкви, ибо, совершая это таинство, супруги-христиане исповедуют Богу свою благодарность за переданный им возвышенный дар, состоящий в том, что в своей супружеской и семейной жизни они могут воспроизводить любовь Самого Бога к людям и любовь Господа Иисуса к Церкви, Его Невесте.

В таинстве супруги получают в дар возможность ежедневно жить полученным освящением и в том же таинстве они получают благодать и нравственную обязанность преобразовывать всю свою жизнь в непрестанную «духовную жертву» [142]. Также к супругам и родителям-христианам, особенно в отношении присущих им дел земных и преходящих, относятся слова, высказанные собором: «Так и миряне, поклоняясь Богу и во всем поступая свято, посвящают Богу сам мир» [143].

 

Брак и Евхаристия


57. Освящение христианской семьи имеет свой изначальный источник в крещении, но совершеннейшее выражение оно обретает в Евхаристии, с которой христианское супружество глубоко связано. II Ватиканский собор пожелал напомнить об особой связи, существующей между Евхаристией и браком, постановив, что «обычно бракосочетание должно совершаться на Мессе» [144]: эту связь крайне необходимо вновь открывать и углублять, чтобы постичь и глубже пережить благодать и ответственность христианского брака и семьи.

Евхаристия — это и есть источник христианского брака. Ибо евхаристическая жертва воспроизводит завет любви между Христом и Церковью, запечатленный Его Кровью на кресте [145]. Именно в этой жертве Нового и Вечного Завета супруги-христиане обретают корни, от которых произрастает, внутренне формируется и непрестанно обновляется их супружеский союз. Как воспроизведение жертвы любви Христа в отношении Церкви, Евхаристия есть источник любви. В евхаристическом даре любви христианская семья находит основание и дух своей «общности» и своей «миссии». Хлеб Евхаристии соделывает из разных членов семейной общины единое тело, он дает откровение о более широком единстве внутри Церкви и приводит к участию в нем; участие же в «принесенном в жертву Теле Христовом и Его пролитой Крови» становится неисчерпаемым источником миссионерского и апостольского подвижничества христианской семьи.

 

Таинство покаяния и примирения


58. Существенной и неизменной частью задачи освящения христианской семьи является принятие евангельского призвания к покаянию, направленного ко всем христианам, не всегда пребывающим в верности новизне крещения, которое сделало их святыми. Также и христианская семья не всегда последовательно выдерживает жизнь в законе любви и крещальной святости, обновленной в таинстве брака.

Покаяние и взаимное прощение в лоне христианской семьи, играющее столь важную роль в повседневной жизни, обретает особое выражение в таинстве христианского покаяния. Обращаясь к супругам, Павел VI пишет в окружном послании «Humanae vitae»: «Если же они еще подвержены греху, пусть не падают духом, но со смирением и постоянством прибегают к Божьему милосердию, обильно сообщающемуся в таинстве покаяния» [146]. Совершение этого таинства приобретает особое значение для семейной жизни: постигая в вере, что грех препятствует не только союзу с Богом, но и супружескому союзу и семейной общности, супруги и все члены семьи приходят ко встрече с Богом, богатым милосердием [147]. Он, щедро изливая Свою любовь, которая сильнее греха [148], воссоздает и совершенствует супружеский союз и семейную общность.

 

Семейная молитва


59. Церковь молится о христианской семье и учит ее жить в благородном следовании священническому дару и задаче, полученным от Христа Первосвященника. Священство верных, берущее свое начало в крещении и переживаемое в таинстве брака, для самих супругов и их семьи действительно составляет основание призвания и священнической миссии, которая претворяет их жизнь в «духовную жертву, угодную Богу во Христе Иисусе» [149], что осуществляется не только в совершении Евхаристии и других таинств, и собственной их жертвой во славу Божию, но также в молитвенном диалоге с Отцом через Христа Иисуса в Духе Святом.

Семейная молитва имеет свои характерные черты. Это совместная молитва, в которой участвуют вместе муж и жена, родители и дети. Общение в молитве — одновременно и плод, и условие общения, обретенного в таинствах крещения и брака. К членам христианской семьи можно особым образом отнести слова, в которых Иисус обещал Свое присутствие: «Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» [150].

Такая молитва черпает свое первоначальное содержание в самой семейной жизни, которая при всем разнообразии условий осмысливается как призвание Божие и осуществляется как сыновний ответ на Его призвание. Радости и скорби, надежды и печали, рождения и их годовщины, годовщины венчания родителей, отъезды, разлуки и возвращения, важные и трудные решения, смерть дорогих людей и т.д. отмечают вмешательство любви Божией в историю семьи, и являются благоприятным моментом для благодарения, прошения и исполненного упования вверения семьи Отцу Небесному. Кроме того, достоинство и ответственность христианской семьи как «домашней Церкви» могут быть осуществлены лишь непрестанной помощью Божией, которая неизменно будет дарована, если о ней просят в смиренной и полной упования молитве.

 

Учители молитвы


60. В силу своего достоинства и священнической миссии, присущих всем крещеным, родители-христиане имеют особую задачу учить детей молитве, постепенно раскрывать им тайну Бога и общение с Ним: «Прежде всего в христианской семье, наделенной благодатью таинства брака и принимающей его обязанности, детей уже с младенчества нужно учить познавать и почитать Бога и любить ближнего согласно вере, принятой при крещении» [151].

Основополагающим и незаменимым элементом молитвенного воспитания является конкретный пример родителей и их живое свидетельство, ибо только молясь вместе с детьми и тем исполняя свое царственное священство, отец и мать оставляют след в глубине сердец своих детей, который не в силах будут уничтожить последующие жизненные события. Выслушаем еще раз призыв, обращенный Павлом VI к родителям: «Мамы, учите ли вы ваших детей христианской молитве? Готовите ли их вместе со священниками к таинствам отроческих лет, — исповеди, св. Причастию, миропомазанию? Приучаете ли их во время болезни думать о Христе страдающем? Призывать на помощь Матерь Божию и святых? Читаете ли молитву розария в семье? А вы, отцы, умеете ли вы молиться вместе с вашими детьми, со всею домашней общиной, хотя бы иногда? Ваш пример честности в мыслях и действиях, поддержанный совместной молитвой, есть урок жизни и заслуживает особой похвалы; так вы вносите мир в ваши дома: Pax huic domui! Помните: так вы созидаете Церковь» [152].

 

Молитва литургическая и личная


61. Между молитвой Церкви и молитвой отдельных верующих существует глубокая жизненная связь, что ясно подтвердил II Ватиканский собор [153]. Важной целью молитвы домашней Церкви является создание детям условий для естественного вхождения в литургическую молитву всей Церкви, — как в смысле подготовки к ней, так и в смысле расширения ее в сферу личной, семейной и общественной жизни. Отсюда проистекает необходимость постепенного включения в участие в Евхаристии всех членов семьи, особенно — в воскресной и праздничной Евхаристии, а также и в других таинствах, и, в особенности в христианском посвящении детей. Соборные наставления открыли новую возможность для христианской семьи, причислив ее к группам, которым рекомендовано совместно совершать Литургию часов [154]. Христианская семья должна будет заботиться также и о том, чтобы в том числе дома, в понятной для членов семьи форме, отмечались различные периоды литургического года и праздники. Чтобы подготовиться к совершаемому в Церкви богослужению, и продолжить его в доме, христианская семья обращается к частной молитве в огромном разнообразии ее форм: это разнообразие, свидетельствуя о необычайном богатстве, с каким Дух животворит христианскую молитву, отвечает различным нуждам и жизненным ситуациям, в которых человек обращается к Господу. Кроме утренней и вечерней молитв надлежит, следуя указаниям отцов Синода, практиковать чтение и размышление над Словом Божиим, приготовление к Таинствам, поклонение Сердцу Иисуса и посвящение себя ему, различные формы почитания Матери Божией, практики народного благочестия, благословение пищи.

Уважая свободу детей Божиих, Церковь с особой заботой и усердием предлагала и продолжает предлагать некоторые благочестивые практики. Среди них следует назвать чтение молитвы розария: «Теперь же, в соответствии с намерениями наших предшественников, мы хотим горячо рекомендовать чтение Розария в семьях. Однако не подлежит сомнению, что [...] Венец Пресвятой Девы Марии следует причислить к прекраснейшим и наиболее полезным «общинным молитвам», к совместному возношению которых призвана христианская семья. Мы поистине хотим обратить мысль в этом направлении и горячо желаем, чтобы члены семьи, собираясь для совместной молитвы, часто и охотно прибегали к святому Розарию» [155]. Таким образом, истинное почитание Богородицы, проявляющееся в искренней связи с Пресвятой Девой Марией и в следовании Ей, есть предпочтительное средство укрепления общения любви в семье и развития супружеской и семейной духовности. Она, Матерь Христа и Церкви, воистину особым образом является также Матерью христианской семьи, «домашней Церкви».

 

Молитва и жизнь


62. Никогда не следует забывать, что молитва составляет существенную часть христианской жизни, понимаемой в ее целостности и в том, что становится ее средоточием, более того, она принадлежит самому нашему «человеческому естеству», она «... есть первейшее выражение внутренней истины человека и первейшее условие подлинной свободы духа» [156].

Поэтому молитва вовсе не является способом бегства от повседневных обязанностей, напротив, она представляет собой более сильный стимул к тому, чтобы христианская семья полностью восприняла свою ответственность в качестве первой и жизненно необходимой ячейки человеческого общества и исполнила задачи, вытекающие из этого. В этом смысле действенное участие в жизни и миссии Церкви в мире соразмерно верности молитве, в которой христианская семья присоединяется к плодоносной Лозе, которая есть Христос [157].

Из жизненного единения со Христом, питаемого Литургией, из самопожертвования и молитвы проистекает также плодовитость христианской семьи в ее особом служении человеческому развитию, которое само по себе не может не приводить к преображению мира [158].

 

3. Христианская семья — община, служащая человеку

 

Новая заповедь любви


63. Церкви, пророческому, священническому и царственному народу, дана миссия привести всех людей к принятию с верой Слова Божия, восхвалять его и исповедовать в таинствах и молитвах, и, наконец, являть его в жизни соответственно дару и новой заповеди любви.

Христианская жизнь стяжает свой закон не в некоем писаном кодексе, но в личностном действии Святого Духа, Который вдохновляет и направляет христианина, то есть в законе «Духа жизни во Христе Иисусе» [159]: «любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» [160].

Это имеет значение также и для христианского брака и христианской семьи, ибо их Водитель и закон есть Дух Иисуса, излитый в сердца совершением таинства брака. Будучи продолжением крещения водою и Духом, брак вновь предлагает закон евангельской любви, и вместе с даром Духа запечатлевает его глубоко в сердцах супругов-христиан: их очищенная и спасенная любовь является плодом Духа, действующего в сердцах верующих, будучи для них одновременно основополагающей заповедью нравственной жизни, требующей ответственной свободы.

Христианская семья, таким образом, вдохновляется и направляется новым законом Духа, и в глубоком общении с Церковью, народом царственным, призывается к осуществлению своего «служения» любви к Богу и братьям. Как Христос осуществляет Свою царскую власть, отдавая Себя служению людям [161], так и христиане обретают подлинный смысл своего участия в царственности своего Господа, участвуя в Его духе и заповеди служения человеку: «Эту власть Он сообщил ученикам Своим, чтобы и они были утверждены в царственной свободе и своим самоотвержением и святой жизнью победили в себе самих царство греха (ср. Рим 6, 12); более того: чтобы, служа Христу и в лице других, они смирением и терпением привели своих братьев к Царю, служить Которому означает царствовать. Ибо Господь и через верных мирян желает распространять Свое Царство, то есть Царство «истины и жизни, Царство святости и благодати, Царство праведности, любви и мира»; в этом Царстве «и сама тварь будет освобождена от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Рим 8, 21)» [162].

 

Узнавать в каждом человеке образ Божий


64. Вдохновляемая и утверждаемая новой заповедью любви, христианская семья отличается радушием, уважением и желанием служить каждому человеку, которого она всегда воспринимает в его достоинстве личности и чада Божьего.

Подобные отношения должны существовать, прежде всего, между супругами и между всеми членами семьи и ради их блага, в ежедневном труде созидания подлинной общности людей, основанием которой является и которую утверждает внутреннее общение любви. Далее эти отношения следует развивать в более широких рамках церковной общины, в которую входит христианская семья, и благодаря любви семьи, Церковь может и должна обрести более домашний, то есть более семейный характер, воспринимая более гуманный и братский стиль отношений.

Любовь христианина объемлет не только братьев по вере, ибо «каждый человек — мой брат», так как в каждом, и, прежде всего, в бедном, нуждающемся и страдающем от несправедливости, любовь умеет прозревать лик Христа и брата, которого должна любить и которому должна служить.

Чтобы служение человеку проходило в евангельском духе, семья должна ревностно воплощать в жизнь то, о чем говорит II Ватиканский собор: «Чтобы такое осуществление христианской любви стояло вне всякого подозрения и представлялось таковым, нужно видеть в ближнем образ Божий, по которому он сотворен, и Христа Господа, Которому в действительности преподносят то, что дарят нуждающемуся» [163].

Созидая своей любовью Церковь, христианская семья служит человеку и миру, осуществляя тот истинно «человеческий прогресс», содержание которого кратко сформулировано в воззвании Синода к семьям: «Еще одна задача семьи заключается в воспитании людей в любви, и практике любви во всех сферах общения с другими, так, чтобы семья не замыкалась в себе, но оставалась открытой всей общине, будучи движимой чувством справедливости и заботы к другим, а также осознавая свой долг ответственности в отношении всего общества» [164].

IV — УЧАСТИЕ СЕМЬИ В ЖИЗНИ И МИССИИ ЦЕРКВИ

Семья в тайне Церкви

49. К основополагающим задачам христианской семьи относится также и церковная задача, ибо семья призвана созидать Царство Божие в истории, через участие в жизни и миссии Церкви.

Чтобы лучше понять основания, содержание и характерные черты этого участия, следует прояснить многообразные и глубокие связи, взаимно соединяющие Церковь и христианскую семью, создающие из последней как бы «Церковь в миниатюре» («Ecclesia domestica») [114], делая так, чтобы она по-своему стала живым образом и историческим воспроизведением самой тайны Церкви.

Ведь, прежде всего, Мать Церковь рождает, воспитывает, созидает христианскую семью, исполняя по отношению к ней спасительную миссию, полученную от Господа. Возвещая Слово Божие, Церковь являет христианской семье ее подлинную идентичность, то, что она есть и чем должна быть по замыслу Божию; совершая таинства, Церковь обогащает и укрепляет христианский брак благодатью Христовой, чтобы освятить его во славу Отца; провозглашая заповедь любви, Церковь побуждает и ведет христианскую семью к исполнению этой заповеди, дабы семья наследовала и воспроизводила ту самую любовь самоотдачи и жертвы, которую Христос питает ко всему человечеству.

Христианская семья, в свою очередь, до такой степени вовлечена в тайну Церкви, что становится, присущим ей образом, участницей спасительной миссии самой Церкви: христианские супруги и родители, в силу таинства, «в своем жизненном положении и чине ... имеют собственный дар в Народе Божием» [115], а потому не только обретают любовь Христову, становясь общиной «спасенной», но призваны также к «передаче» братьям той же любви Христа, становясь, таким образом, «спасающей» общиной. Так христианская семья, будучи плодом и знамением сверхъестественной плодовитости Церкви, становится символом и участницей также и ее материнства [116].

Собственная и особая задача семьи в Церкви

50. Христианская семья призвана принимать живое и ответственное участие в миссии Церкви свойственным ей и особым образом, то есть, отдаваясь служению Церкви и обществу всем своим существом и действием, как глубокая община жизни и любви. Если христианская семья — это община, чьи узы обновлены Христом через веру и таинства, то ее участие в миссии Церкви должно совершаться общинно: супруги, как чета, и родители и дети, как семья, должны сообща совершать свое служение Церкви и миру. В вере они должны быть «одним сердцем и одной душою» [117], посредством общего животворящего апостольского духа и сотрудничества, вовлекающего их в дело служения церковной и гражданской общине.

Христианская семья созидает также Царство Божие в истории через те самые повседневные реальности, которые касаются условий ее жизни и отмечают их; то есть участие христианской семьи в пророческом, царственном и священническом служении Иисуса Христа и Его Церкви выражает себя и осуществляется в супружеской и семейной любви, переживаемой в ее чрезвычайном ценностном богатстве и в требованиях полноты, исключительности, верности и плодовитости [118]. Любовь же и жизнь составляют, таким образом, средоточие спасительной миссии христианской семьи в Церкви и для Церкви. Об этом напоминает и II Ватиканский собор, когда говорит: «Семья будет щедро делиться своими духовными богатствами и с другими семьями. Поэтому христианская семья, возникающая из брака, представляющего собою образ союза любви Христа и Церкви и причастного к этому союзу, будет являть всем живое присутствие Христа в мире и подлинную природу Церкви: как в любви супругов, щедром чадородии, единстве и верности, так и в дружном сотрудничестве всех ее членов» [119].

Представив подобным образом основание участия христианской семьи в миссии Церкви, необходимо теперь обрисовать ее содержание в тройственном и унитарном соотнесении с Иисусом Христом — Пророком, Священником и Царем, представляя, соответственно, христианскую семью как:

1. верующую и евангелизирующую общину;
2. общину, пребывающую в диалоге с Богом;
3. общину на службе человеку.

1. Христианская семья как верующая и евангелизирующая община

Обретение веры и восхищение замыслом Божиим о семье

51. Участвуя в жизни и посланничестве Церкви, благоговейно внимающей Слову Божию и с дерзновением его провозглашающей [120], христианская семья исполняет свою пророческую задачу, принимая и провозглашая Слово Божие: так день ото дня она все более становится верующей и евангелизирующей общиной.

Вместе с тем, от христианских супругов и родителей требуется послушание вере [121], ибо они призваны к принятию Слова Господня, открывающего им изумительную новость — Благую Весть — об их супружеской и семейной жизни, которую Христос сделал святой и освящающей. Действительно, только в свете веры они могут открыть и восхищаться в радостном благодарении тем достоинством, к которому Бог соблаговолил возвысить супружество и семью, поставляя их знамением и ковчегом завета любви между Богом и людьми, между Иисусом Христом и Церковью, Его Невестой. Уже сама подготовка к христианскому браку рассматривается как путь веры, ибо является особо благоприятной возможностью для того, чтобы обрученные могли вновь открыть и углубить веру, полученную с крещением и укрепленную христианским воспитанием. Таким образом они познают и добровольно принимают призвание следовать за Христом и служить Царству Божиему в состоянии супружества.

Основополагающим для веры молодоженов является совершение таинства брака, глубочайшую сущность которого составляет возвещение в Церкви Благой Вести о супружеской любви, — Слова Божия, «открывающего» и «исполняющего» мудрый и полный любви замысел Бога в отношении супругов, вводимых в тайну и подлинное участие в любви Самого Бога к людям. Если совершение таинства брака само по себе уже является провозглашением Слова Божия, то для тех, кто по разным причинам участвует в венчальной церемонии, он должен стать «исповеданием веры», совершающимся в Церкви и с Церковью общиной верующих.

Это исповедание веры требует продолжения также и во всей жизни супругов и семьи, ибо Бог, призвавший обрученных «к» супружеству, продолжает призывать их «в» супружестве [122]. Бог является к ним в событиях, нуждах, трудностях, в обыденных делах, открывая и предлагая через них конкретные «требования», относящиеся к их участию в любви Христовой ради Церкви в контексте каждой ситуации — семейной, общественной и церковной, — в которой они находятся.

Открытие замысла Божия и послушание ему должно совершаться «вместе», всей супружеской и семейной общиной, посредством того же человеческого опыта любви между супругами, между родителями и детьми — любви, живущей Духом Христовым. Поэтому малая домашняя Церковь, как и Церковь большая, нуждается в постоянной и интенсивной евангелизации: на этом основан ее долг непрестанного воспитания в вере.

Евангелизаторское служение христианской семьи

52. В зависимости от того, насколько христианская семья примет Евангелие и разовьется в вере, настолько она становится евангелизирующей общиной. Еще раз вникнем в слова Павла VI: «Семья, подобно Церкви, должна быть тем пространством, где осуществляется передача Евангелия и откуда Евангелие распространяется. Следовательно, в лоне семьи, осознающей эту миссию, все ее члены — вестники Евангелия, и в то же время сами являются объектом евангелизации. Родители не только передают Евангелие детям, но могут получить от них то же самое Евангелие, глубочайшим образом пережитое. Подобная семья становится евангелизатором многих других семей и той среды, в которой она обитает» [123].

Синод, напоминая о призыве, с которым я обратился [к верующим] в Пуэбло, еще раз повторил, что будущность евангелизации в огромной мере зависит от домашней Церкви [124]. Эта апостольская миссия семьи укоренена в крещении, а благодатью таинства брака обретает новую силу для передачи веры, освящения и изменения современного общества согласно замыслу Божию.

Христианская семья, особенно сегодня, имеет особое призвание — свидетельствовать о пасхальном завете Христа, через неустанное сияние радости любви и твердости упования, — которому она должна следовать: «Христианская семья во всеуслышание провозглашает и наличные достоинства Царства Божия, и надежду блаженной жизни» [125]. Возникновение определенных негативных ситуаций, которые выявляет Церковь в различных местах, с особой силой подчеркивает крайнюю необходимость осуществления семейной катехизации: «Там, где антирелигиозное законодательство претендует даже на то, чтобы препятствовать воспитанию в вере, там, где распространенное неверие или вездесущий секуляризм делают практически невозможным истинно религиозное развитие, «домашняя Церковь», как мы ее называем, остается единственным местом, где дети и молодежь могут получить подлинную катехизацию» [126].

Церковное служение семьи

53. Евангелизаторское служение родителей-христиан своеобразно и незаменимо. Оно приобретает типичные черты семейной жизни, сотканной, как это должно быть, из любви, простоты, конкретности и каждодневного свидетельства [127].

Семья должна так приуготовлять детей к жизни, чтобы каждый из них полностью исполнил свою задачу, согласно полученному от Бога призванию. Семья, открытая трансцендентным ценностям, служащая братьям с радостью, исполняющая свои задачи с благородной верностью и осознающая свое ежедневное участие в тайне славного Креста Христова, становится фактически первой и лучшей семинарией призвания к жизни, посвященной Царству Божию.

Евангелизаторское и катехизаторское служение родителей должно сопровождать детей также в период их созревания и юности, когда они, как часто случается, колеблются, либо прямо отвергают христианскую веру, полученную в первые годы жизни. Подобно тому, как в Церкви дело евангелизации всегда связано с апостольским терзанием, так и в христианской семье родители должны безбоязненно и с большим душевным спокойствием воспринимать трудности, с которыми они иногда сталкиваются, пытаясь благовествовать своим детям.

Не следует забывать о том, что служение, осуществляемое христианскими супругами и родителями ради Евангелия, является главным образом церковным служением, то есть оно входит в контекст всей Церкви как евангелизирующей общины, которая одновременно является объектом евангелизации. Поскольку служение «домашней Церкви» делу евангелизации и катехизации основано и происходит из единой миссии Церкви и подчинено созиданию единого Тела Христова [128], оно должно пребывать в тесном общении со всеми другими служениями евангелизации и катехизации, имеющимися и действующими в церковной общине, как епархиальной, так и приходской и должно ответственным образом согласовываться с ними.

Проповедовать Евангелие всей твари

54. Универсальность, не знающая границ, и есть, собственно, нива евангелизации, внутренне оживляемая миссионерским рвением. Таков, по сути, ответ на ясное и однозначное Христово повеление: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» [129].

Вера и евангелизаторская миссия христианской семьи также обладают масштабом католического миссионерства. Таинство брака, обновляющее принятую в крещении и миропомазании обязанность защищать и сохранять веру [130], делает христианских супругов и родителей свидетелями Христа «и даже до края земли» [131], самыми настоящими «миссионерами» любви и жизни.

Некоторая форма миссионерской деятельности может осуществляться уже внутри семьи. Это имеет место тогда, когда кто-либо из ее членов не верует или непоследователен в практическом осуществлении веры. В этом случае другие члены семьи должны преподать ему свидетельство веры, которое стимулировало бы его к поискам веры и поддержало на пути к совершенному следованию Христу Спасителю [132].

Движимая миссионерским духом, обращенным прежде всего к самым своим близким, «домашняя Церковь» призвана быть сияющим знаком присутствия Христа и Его любви также и для «дальних», для еще не верующих семей, и для таких христианских семей, которые уже перестали следовать в жизни полученной вере: она призвана «своим примером и свидетельством» просвещать «ищущих истину» [133].

Как на заре христианства Акила и Прискилла выступили миссионерской парой [134], так и сегодня Церковь свидетельствует о своей непреходящей новизне и расцвете через присутствие христианских супругов и семей, которые, по крайней мере на некоторое время, отправляются в миссионерские земли, чтобы проповедовать Евангелие, служа человеку любовью Иисуса Христа.

Христианские семьи вносят особый вклад в миссионерское дело Церкви, взращивая соответствующие призвания среди своих сыновей и дочерей [135] и вообще, — посредством всего дела воспитания, которое «располагает их детей от юности к познанию любви Божией ко всем людям» [136].

2. Христианская семья — община в диалоге с Богом

Домашнее святилище Церкви

55. Проповедь Евангелия и его принятие в вере достигают своей полноты в совершении таинств. Церковь, которая является верующей и евангелизирующей общиной, есть также народ священнический, облеченный достоинством и участвующий во власти Христа, Первосвященника Нового и Вечного Завета [137].

Христианская семья также включена в Церковь, народ священнический: через таинство брака, из которого произрастает и которым питается, она, непрестанно оживляемая Господом Христом, призывается Им к общению с Богом посредством таинственной жизни, самопожертвования и молитвы.

Эту священническую задачу семья может и должна исполнять в тесном общении со всей Церковью через повседневную реальность супружеской и семейной жизни: таким образом, христианская семья призвана освятить себя, церковную общину и мир.

Брак — таинство взаимного освящения и акт вероисповедания

56. Истинным источником и изначальным средством освящения супружества и христианской семьи является таинство брака, которое возобновляет и развивает освящающую благодать крещения. Силой тайны Смерти и Воскресения Христа, в которую вновь вводится христианский брак, супружеская любовь очищается и освящается: «Эту любовь Господь удостоил, исцелив, усовершенствовав и возвысив ее, особым даром благодати и милосердия» [138].

Дар Иисуса Христа супругам не исчерпывается одним лишь таинством брака, но сопутствует им в течение всей их жизни. Об этом однозначно напоминает II Ватиканский собор, когда говорит, что Иисус Христос «и в дальнейшем... пребывает с ними, чтобы супруги через взаимоотдачу любили друг друга, храня постоянную верность — так же, как Он возлюбил Церковь и предал Себя за нее... Поэтому христианские супруги укрепляются и как бы освящаются особым таинством, чтобы достойно нести обязанности, свойственные их статусу. Силою этого таинства, исполняя свое супружеское и семейное служение, проникнувшись духом Христовым, Который преисполняет всю их жизнь верой, надеждой и любовью, они все выше и выше восходят в своем личном совершенствовании и взаимном освящении, а потому и в совместном прославлении Бога» [139].

Всеобщее призвание к святости обращено также и к христианским супругам и родителям: оно подразумевается для них в совершаемом таинстве и перекладывается на конкретный язык реальности супружеской и семейной жизни [140]. Отсюда рождается благодать и условие подлинной и глубокой супружеской и семейной духовности, которая черпает вдохновение в мотивах сотворения, Завета, Креста, Воскресения и знамения, о которых многократно размышлял Синод. Христианский брак, как и все таинства, которые «направлены к освящению людей, к созиданию Тела Христова, и, наконец, к поклонению Богу» [141], сам по себе является актом литургического прославления Бога во Иисусе Христе и в Церкви, ибо, совершая это таинство, супруги-христиане исповедуют Богу свою благодарность за переданный им возвышенный дар, состоящий в том, что в своей супружеской и семейной жизни они могут воспроизводить любовь Самого Бога к людям и любовь Господа Иисуса к Церкви, Его Невесте.

В таинстве супруги получают в дар возможность ежедневно жить полученным освящением и в том же таинстве они получают благодать и нравственную обязанность преобразовывать всю свою жизнь в непрестанную «духовную жертву» [142]. Также к супругам и родителям-христианам, особенно в отношении присущих им дел земных и преходящих, относятся слова, высказанные собором: «Так и миряне, поклоняясь Богу и во всем поступая свято, посвящают Богу сам мир» [143].

Брак и Евхаристия

57. Освящение христианской семьи имеет свой изначальный источник в крещении, но совершеннейшее выражение оно обретает в Евхаристии, с которой христианское супружество глубоко связано. II Ватиканский собор пожелал напомнить об особой связи, существующей между Евхаристией и браком, постановив, что «обычно бракосочетание должно совершаться на Мессе» [144]: эту связь крайне необходимо вновь открывать и углублять, чтобы постичь и глубже пережить благодать и ответственность христианского брака и семьи.

Евхаристия — это и есть источник христианского брака. Ибо евхаристическая жертва воспроизводит завет любви между Христом и Церковью, запечатленный Его Кровью на кресте [145]. Именно в этой жертве Нового и Вечного Завета супруги-христиане обретают корни, от которых произрастает, внутренне формируется и непрестанно обновляется их супружеский союз. Как воспроизведение жертвы любви Христа в отношении Церкви, Евхаристия есть источник любви. В евхаристическом даре любви христианская семья находит основание и дух своей «общности» и своей «миссии». Хлеб Евхаристии соделывает из разных членов семейной общины единое тело, он дает откровение о более широком единстве внутри Церкви и приводит к участию в нем; участие же в «принесенном в жертву Теле Христовом и Его пролитой Крови» становится неисчерпаемым источником миссионерского и апостольского подвижничества христианской семьи.

Таинство покаяния и примирения

58. Существенной и неизменной частью задачи освящения христианской семьи является принятие евангельского призвания к покаянию, направленного ко всем христианам, не всегда пребывающим в верности новизне крещения, которое сделало их святыми. Также и христианская семья не всегда последовательно выдерживает жизнь в законе любви и крещальной святости, обновленной в таинстве брака.

Покаяние и взаимное прощение в лоне христианской семьи, играющее столь важную роль в повседневной жизни, обретает особое выражение в таинстве христианского покаяния. Обращаясь к супругам, Павел VI пишет в окружном послании «Humanae vitae»: «Если же они еще подвержены греху, пусть не падают духом, но со смирением и постоянством прибегают к Божьему милосердию, обильно сообщающемуся в таинстве покаяния» [146]. Совершение этого таинства приобретает особое значение для семейной жизни: постигая в вере, что грех препятствует не только союзу с Богом, но и супружескому союзу и семейной общности, супруги и все члены семьи приходят ко встрече с Богом, богатым милосердием [147]. Он, щедро изливая Свою любовь, которая сильнее греха [148], воссоздает и совершенствует супружеский союз и семейную общность.

Семейная молитва

59. Церковь молится о христианской семье и учит ее жить в благородном следовании священническому дару и задаче, полученным от Христа Первосвященника. Священство верных, берущее свое начало в крещении и переживаемое в таинстве брака, для самих супругов и их семьи действительно составляет основание призвания и священнической миссии, которая претворяет их жизнь в «духовную жертву, угодную Богу во Христе Иисусе» [149], что осуществляется не только в совершении Евхаристии и других таинств, и собственной их жертвой во славу Божию, но также в молитвенном диалоге с Отцом через Христа Иисуса в Духе Святом.

Семейная молитва имеет свои характерные черты. Это совместная молитва, в которой участвуют вместе муж и жена, родители и дети. Общение в молитве — одновременно и плод, и условие общения, обретенного в таинствах крещения и брака. К членам христианской семьи можно особым образом отнести слова, в которых Иисус обещал Свое присутствие: «Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» [150].

Такая молитва черпает свое первоначальное содержание в самой семейной жизни, которая при всем разнообразии условий осмысливается как призвание Божие и осуществляется как сыновний ответ на Его призвание. Радости и скорби, надежды и печали, рождения и их годовщины, годовщины венчания родителей, отъезды, разлуки и возвращения, важные и трудные решения, смерть дорогих людей и т.д. отмечают вмешательство любви Божией в историю семьи, и являются благоприятным моментом для благодарения, прошения и исполненного упования вверения семьи Отцу Небесному. Кроме того, достоинство и ответственность христианской семьи как «домашней Церкви» могут быть осуществлены лишь непрестанной помощью Божией, которая неизменно будет дарована, если о ней просят в смиренной и полной упования молитве.

Учители молитвы

60. В силу своего достоинства и священнической миссии, присущих всем крещеным, родители-христиане имеют особую задачу учить детей молитве, постепенно раскрывать им тайну Бога и общение с Ним: «Прежде всего в христианской семье, наделенной благодатью таинства брака и принимающей его обязанности, детей уже с младенчества нужно учить познавать и почитать Бога и любить ближнего согласно вере, принятой при крещении» [151].

Основополагающим и незаменимым элементом молитвенного воспитания является конкретный пример родителей и их живое свидетельство, ибо только молясь вместе с детьми и тем исполняя свое царственное священство, отец и мать оставляют след в глубине сердец своих детей, который не в силах будут уничтожить последующие жизненные события. Выслушаем еще раз призыв, обращенный Павлом VI к родителям: «Мамы, учите ли вы ваших детей христианской молитве? Готовите ли их вместе со священниками к таинствам отроческих лет, — исповеди, св. Причастию, миропомазанию? Приучаете ли их во время болезни думать о Христе страдающем? Призывать на помощь Матерь Божию и святых? Читаете ли молитву розария в семье? А вы, отцы, умеете ли вы молиться вместе с вашими детьми, со всею домашней общиной, хотя бы иногда? Ваш пример честности в мыслях и действиях, поддержанный совместной молитвой, есть урок жизни и заслуживает особой похвалы; так вы вносите мир в ваши дома: Pax huic domui! Помните: так вы созидаете Церковь» [152].

Молитва литургическая и личная

61. Между молитвой Церкви и молитвой отдельных верующих существует глубокая жизненная связь, что ясно подтвердил II Ватиканский собор [153]. Важной целью молитвы домашней Церкви является создание детям условий для естественного вхождения в литургическую молитву всей Церкви, — как в смысле подготовки к ней, так и в смысле расширения ее в сферу личной, семейной и общественной жизни. Отсюда проистекает необходимость постепенного включения в участие в Евхаристии всех членов семьи, особенно — в воскресной и праздничной Евхаристии, а также и в других таинствах, и, в особенности в христианском посвящении детей. Соборные наставления открыли новую возможность для христианской семьи, причислив ее к группам, которым рекомендовано совместно совершать Литургию часов [154]. Христианская семья должна будет заботиться также и о том, чтобы в том числе дома, в понятной для членов семьи форме, отмечались различные периоды литургического года и праздники. Чтобы подготовиться к совершаемому в Церкви богослужению, и продолжить его в доме, христианская семья обращается к частной молитве в огромном разнообразии ее форм: это разнообразие, свидетельствуя о необычайном богатстве, с каким Дух животворит христианскую молитву, отвечает различным нуждам и жизненным ситуациям, в которых человек обращается к Господу. Кроме утренней и вечерней молитв надлежит, следуя указаниям отцов Синода, практиковать чтение и размышление над Словом Божиим, приготовление к Таинствам, поклонение Сердцу Иисуса и посвящение себя ему, различные формы почитания Матери Божией, практики народного благочестия, благословение пищи.

Уважая свободу детей Божиих, Церковь с особой заботой и усердием предлагала и продолжает предлагать некоторые благочестивые практики. Среди них следует назвать чтение молитвы розария: «Теперь же, в соответствии с намерениями наших предшественников, мы хотим горячо рекомендовать чтение Розария в семьях. Однако не подлежит сомнению, что [...] Венец Пресвятой Девы Марии следует причислить к прекраснейшим и наиболее полезным «общинным молитвам», к совместному возношению которых призвана христианская семья. Мы поистине хотим обратить мысль в этом направлении и горячо желаем, чтобы члены семьи, собираясь для совместной молитвы, часто и охотно прибегали к святому Розарию» [155]. Таким образом, истинное почитание Богородицы, проявляющееся в искренней связи с Пресвятой Девой Марией и в следовании Ей, есть предпочтительное средство укрепления общения любви в семье и развития супружеской и семейной духовности. Она, Матерь Христа и Церкви, воистину особым образом является также Матерью христианской семьи, «домашней Церкви».

Молитва и жизнь

62. Никогда не следует забывать, что молитва составляет существенную часть христианской жизни, понимаемой в ее целостности и в том, что становится ее средоточием, более того, она принадлежит самому нашему «человеческому естеству», она «... есть первейшее выражение внутренней истины человека и первейшее условие подлинной свободы духа» [156].

Поэтому молитва вовсе не является способом бегства от повседневных обязанностей, напротив, она представляет собой более сильный стимул к тому, чтобы христианская семья полностью восприняла свою ответственность в качестве первой и жизненно необходимой ячейки человеческого общества и исполнила задачи, вытекающие из этого. В этом смысле действенное участие в жизни и миссии Церкви в мире соразмерно верности молитве, в которой христианская семья присоединяется к плодоносной Лозе, которая есть Христос [157].

Из жизненного единения со Христом, питаемого Литургией, из самопожертвования и молитвы проистекает также плодовитость христианской семьи в ее особом служении человеческому развитию, которое само по себе не может не приводить к преображению мира [158].

3. Христианская семья — община, служащая человеку

Новая заповедь любви

63. Церкви, пророческому, священническому и царственному народу, дана миссия привести всех людей к принятию с верой Слова Божия, восхвалять его и исповедовать в таинствах и молитвах, и, наконец, являть его в жизни соответственно дару и новой заповеди любви.

Христианская жизнь стяжает свой закон не в некоем писаном кодексе, но в личностном действии Святого Духа, Который вдохновляет и направляет христианина, то есть в законе «Духа жизни во Христе Иисусе» [159]: «любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» [160].

Это имеет значение также и для христианского брака и христианской семьи, ибо их Водитель и закон есть Дух Иисуса, излитый в сердца совершением таинства брака. Будучи продолжением крещения водою и Духом, брак вновь предлагает закон евангельской любви, и вместе с даром Духа запечатлевает его глубоко в сердцах супругов-христиан: их очищенная и спасенная любовь является плодом Духа, действующего в сердцах верующих, будучи для них одновременно основополагающей заповедью нравственной жизни, требующей ответственной свободы.

Христианская семья, таким образом, вдохновляется и направляется новым законом Духа, и в глубоком общении с Церковью, народом царственным, призывается к осуществлению своего «служения» любви к Богу и братьям. Как Христос осуществляет Свою царскую власть, отдавая Себя служению людям [161], так и христиане обретают подлинный смысл своего участия в царственности своего Господа, участвуя в Его духе и заповеди служения человеку: «Эту власть Он сообщил ученикам Своим, чтобы и они были утверждены в царственной свободе и своим самоотвержением и святой жизнью победили в себе самих царство греха (ср. Рим 6, 12); более того: чтобы, служа Христу и в лице других, они смирением и терпением привели своих братьев к Царю, служить Которому означает царствовать. Ибо Господь и через верных мирян желает распространять Свое Царство, то есть Царство «истины и жизни, Царство святости и благодати, Царство праведности, любви и мира»; в этом Царстве «и сама тварь будет освобождена от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Рим 8, 21)» [162].

Узнавать в каждом человеке образ Божий

64. Вдохновляемая и утверждаемая новой заповедью любви, христианская семья отличается радушием, уважением и желанием служить каждому человеку, которого она всегда воспринимает в его достоинстве личности и чада Божьего.

Подобные отношения должны существовать, прежде всего, между супругами и между всеми членами семьи и ради их блага, в ежедневном труде созидания подлинной общности людей, основанием которой является и которую утверждает внутреннее общение любви. Далее эти отношения следует развивать в более широких рамках церковной общины, в которую входит христианская семья, и благодаря любви семьи, Церковь может и должна обрести более домашний, то есть более семейный характер, воспринимая более гуманный и братский стиль отношений.

Любовь христианина объемлет не только братьев по вере, ибо «каждый человек — мой брат», так как в каждом, и, прежде всего, в бедном, нуждающемся и страдающем от несправедливости, любовь умеет прозревать лик Христа и брата, которого должна любить и которому должна служить.

Чтобы служение человеку проходило в евангельском духе, семья должна ревностно воплощать в жизнь то, о чем говорит II Ватиканский собор: «Чтобы такое осуществление христианской любви стояло вне всякого подозрения и представлялось таковым, нужно видеть в ближнем образ Божий, по которому он сотворен, и Христа Господа, Которому в действительности преподносят то, что дарят нуждающемуся» [163].

Созидая своей любовью Церковь, христианская семья служит человеку и миру, осуществляя тот истинно «человеческий прогресс», содержание которого кратко сформулировано в воззвании Синода к семьям: «Еще одна задача семьи заключается в воспитании людей в любви, и практике любви во всех сферах общения с другими, так, чтобы семья не замыкалась в себе, но оставалась открытой всей общине, будучи движимой чувством справедливости и заботы к другим, а также осознавая свой долг ответственности в отношении всего общества» [164].