Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Мф 5,4

III. Подготовка к проповеди


145. Подготовка к проповеди — столь важная задача, что ей следует посвящать как можно больше времени для изучения, молитвы, размышления и пастырского творчества. Мне хотелось бы особенно подробно остановиться на этой теме и предложить один метод подготовки к проповеди. Кому-то эти рекомендации могут показаться чем-то очевидным, но, по-моему, стоит повторить их, чтобы напомнить о необходимости уделять должное время этому драгоценному служению. Некоторые пастыри привыкли сетовать на то, что это невозможно из-за перегруженности другой работой, которую им нужно выполнять. И все же осмелюсь попросить еженедельно посвящать этой задаче достаточно продолжительное личное и общинное время, даже если придется сокращать время других важных обязанностей. Упование на Святого Духа, действующего в проповеди, должно быть не пассивным, а активным и творческим. Оно требует от нас, чтобы мы предложили себя вместе со всеми своими способностями в качестве орудия (ср. Рим 12, 1), которым сможет пользоваться Бог. Проповедника, который не готовится, нельзя назвать «духовным», потому что он нечестен и безответственно относится к полученным дарам.


Поклонение истине

 

146. Первое, что нужно сделать, призвав Духа Святого, — это сосредоточить все свое внимание на библейском тексте, который должен быть основой нашей проповеди. Каждый, кто останавливается, чтобы попробовать понять мысль текста, этим совершает «поклонение истине»[113]. Это смирение сердца, признающего, что слово всегда нас превосходит, что «мы ни хозяева, ни судьи, но хранители, глашатаи, служители»[114]. Смирение и благоговейный трепет перед словом Божиим выражается в неторопливом размышлении над ним с величайшим старанием и святым страхом перед манипулированием. Чтобы истолковать библейский текст, нужно быть терпеливым, отложить в сторону все заботы и посвятить ему время, внимание и бескорыстную самоотдачу. Мы должны забыть обо всех волнующих проблемах, чтобы погрузиться в атмосферу спокойной концентрации. Не стоит даже браться за библейский текст тому, кто хочет быстрого, легкого и немедленного результата. Поэтому подготовка к проповеди требует любви. Человек легко и бескорыстно посвящает время вещам или людям, которых любит, а здесь речь идет о любви к Богу, Которому угодно было говорить. Ради этой любви можно потратить столько времени, сколько нужно, как и подобает настоящему ученику: «Говори, Господи, ибо слышит раб Твой» (1 Цар 3, 9).

 

147. Прежде всегомы должны быть уверены в том, что верно понимаем значение слов, которые читаем. Мне хотелось бы особенно подчеркнуть один очевидный вроде бы факт, который все же не всегда учитывается: библейскому тексту, который мы изучаем, уже две-три тысячи лет, и его язык сильно отличается от нашего. Даже если нам кажется, что мы понимаем слова, переведенные на наш язык, это еще не значит, что мы правильно понимаем то, что хотел сказать священнописатель. Известны разные инструменты, предлагаемые методом литературного анализа: уделять внимание словам, которые повторяются или как-то выделяются в контексте, распознать структуру и динамику текста, определить роль,которую играют те или персонажии т.д. Но цель не в том, чтобы понять каждую мелкую деталь; самая важная задача: раскрыть главную мысль, которая упорядочивает текст и придает ему единство. Если проповедник не возьмет на себя этот труд, его проповедь, возможно, тоже будет лишена единства и порядкаи его речь окажется набором разрозненных идей, которые не смогут вдохновить других. Центральная мысль и есть то, что автор, в первую очередь, хотел сообщить, и чтобы раскрыть ее, нужно определить не только идеи, но и чего желал добиться автор. Если текст был написан для утешения, то не стоит использовать его для порицания ошибок; если для воодушевления, то не стоит использовать его для преподавания вероучения; если для разъяснения какой-то тайны Бога, то не стоит использовать его для обоснования богословских мнений; если для побуждения к прославлению или миссии, не надо использовать его, чтобы поделиться последними новостями.

 

148. И, конечно же, чтобы верно понять суть центральной мысли текста, нужно анализировать его в призме учения всей Библии, данного Церкви. Это важный принцип толкования Библии, который подразумевает, что Святой Дух вдохновил не только какую-то часть, а все Священное Писание и что в некоторых вопросах верующие углубили понимание воли Божьей, исходя из собственного жизненного опыта. Благодаря этому им удается избегать ошибочных или неполных интерпретаций, игнорирующих другие стороны библейского учения. Но это не означает размывания особого, специфического акцента текста, который следует раскрыть в проповеди. Одним из недостатков скучной и неэффективной проповеди является именно неспособность передать силу, скрытую в провозглашаемом тексте.


Персонализация слова

 

149. Проповедник «должен прежде сам хорошо знать Слово Божие; недостаточно, чтобы он разбирался в языковых или экзегетических аспектах, хотя это тоже необходимо. Ему следует принимать Слово с послушным и молитвенным сердцем, чтобы оно глубоко проникло в его помыслы и чувства и породило в нем новый ум»[115]. Хорошо каждый день, каждое воскресенье с обновленным рвением приступать к подготовке проповеди и проверять, растет ли в нас самих любовь к проповедуемому Слову. Нельзя забывать, что «большая или меньшая степень святости пресвитера действительно влияет на то, как он провозглашает Слово»[116]. Как говорит апостол Павел, «мы и говорим, угождая не человекам, но Богу, испытующему сердца наши» (1 Фес 2, 4). Если в нас живо желание первыми услышать Слово, которое нам нужно проповедовать, то это желание тем или иным образом передастся народу Божию: «от избытка сердца говорят уста» (Мф 12, 34). Воскресные чтения во всем своем величии зазвучат в людских сердцах, если сначала прозвучат в сердце пастыря.

 

150. Иисуса раздражали мнимые учители, которые были очень требовательны к другим, но, уча их слову Божию, сами не позволяли ему озарить себя: «Связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их» (Мф 23, 4). Св. апостол Иаков наставляет: «Братия мои! не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению» (Иак 3, 1). Желающий проповедовать должен сначала позволить Слову взволновать себя и воплотиться в его конкретной жизни. Таким образом, проповедь — это напряженная и плодотворная деятельность, состоящая в том, чтобы «передать другим то, что созерцал сам»[117]. Ввиду всего вышесказанного, прежде чем приступить к практической подготовке проповеди, нужно позволить слову «ранить» себя, как оно «ранит» других, потому что оно живо и действенно и, как меч, «проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр 4, 12). Это очень важно с пастырской точки зрения. И в наши дни люди предпочитают слышать свидетелей: мир «испытывает в Нем острую потребность, требует от евангелизаторов, чтобы они говорили о Том Боге, Которого знают и Который им близок, чтобы проповедовали, словно видя Невидимого»[118].

 

151. От нас не требуется быть непорочными, но мы должны всегда расти, жить с глубоким желанием идти вперед путем Евангелия и не опускать рук. Проповедник обязан быть уверен в том, что Бог любит его, что Иисус Христос спас его, что за любовью Господа всегда последнее слово. Созерцая столь великую красоту, он часто ощущает, что его жизнь воздает не всю надлежащую ей славу, и искренне жаждет лучше отвечать на столь великую любовь. Но если он не останавливается, чтобы с непритворной открытостью слушать слово Божие, позволить ему коснуться своей жизни, требовать, побуждать, мобилизовать, если не отводит времени для молитвы этим словом, тогда он будет лжепророком, мошенником и пустословным шарлатаном. Но, в любом случае, признав свое убожество и проникнувшись стремлением полнее жертвовать собой, он всегда может посвятить себя Иисусу Христу, говоря вслед за Петром: «Серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе» (Деян 3, 6). Господу угодно пользоваться нами как живыми, свободными и творческими личностями, позволяющими Его слову прежде пропитать самих себя, чтобы нести его другим. Его учение должно по-настоящему пройти сквозь проповедника и овладеть не только его разумом, но и всем его существом. Святой Дух, вдохновлявший слово Божие, и «сегодня, как и в начале Церкви, действует в каждом евангелизаторе с тем, чтобы он полностью вверил себя Ему и позволил Ему вести себя, чтобы Иисус подсказал ему слова, которые сам человек никогда бы не сумел найти»[119].


Духовное чтение

 

152. Есть конкретный способ услышать, что Господь хочет сказать нам в Своем слове, и позволить Духу преобразить себя. Мы называем его «lectio divina». Он состоит в молитвенном чтении слова Божия и позволяет ему просветить и обновить нас изнутри. Такое молитвенное чтение Библии нельзя отделить от анализа, который проводит проповедник, чтобы раскрыть главное содержание текста. Напротив, оно должно начинаться с этого анализа, чтобы затем определить, что именно эта самая мысль говорит ему о его жизни. Духовное прочтение текста должно отталкиваться от буквального смысла. В противном случае каждый может легко извлечь из текста удобные для себя выводы, утверждающие его в собственных решениях и соответствующие его умственным схемам. А это, по сути, значит использовать священное ради для собственной выгоды и заразить тем же заблуждением народ Божий. Никогда нельзя забывать, что иногда «сам сатана принимает вид ангела света» (2 Кор 11, 14).

 

153. В присутствии Бога, в спокойном чтении текста полезно будет задать себе, например, такой вопрос: «Господи, что говорит мне этот текст? Что Ты хочешь изменить в моей жизни этой вестью? Что мне неприятно в этом тексте? Почему меня это не интересует?» Или: «Что мне нравится, что вдохновляет меня в этом Слове? Что привлекает меня? Почему это привлекает меня?» Когда кто-то пытается слушать Господа, к нему, как правило, приходят искушения. Одни из них проявляются в обычном беспокойстве или переутомлении и усталости. Другое весьма распространенное искушение — это убеждать себя, что текст относится к другим, чтобы избежать необходимости применять его к собственной жизни. Бывает также, что кто-то начинает искать оправданий, которые позволили бы ему размыть особую мысль текста. В других случаях нам кажется, что Бог требует от нас слишком трудного решения, которое мы пока не в состоянии принять. Это лишает множество людей радости от встречи со Словом Божиим. Но думать так значит забывать, что нет никого терпеливее Бога, нашего Отца, и что никто не может понять и ждать нас так, как Он. Господь всегда побуждает нас сделать шаг вперед, но не требует полного ответа, если мы еще не прошли тот путь, который сделает такой ответ возможным. Он просто хочет, чтобы мы честно смотрели на свою жизнь и, не лукавя, открывали ее перед Ним, чтобы мы были готовы продолжать развиваться и просили у Него то, чего не в силах пока достичь.


Слушая народ

 

154. Проповеднику нужно прислушиваться к народу, чтобы знать, что верующие хотят услышать. Проповедник должен созерцать слово Божие, но в то же время созерцать и свой народ. Это позволит ему узнать «устремления, ценности и ограничения, способ молиться и любить, образ восприятия жизни и мира, которые отличают одно человеческое сообщество от другого», уделяя при этом внимание «конкретному народу, на который она направлена, если не использует его язык, его знаки и символы, если не отвечает на поставленные им проблемы»[120]. Речь идет о том, чтобы увязать мысль библейского текста с положением людей, с их жизнью, опытом, который требует света слова Божия. И такой подход не имеет ничего общего с оппортунизмом или дипломатией, а продиктован глубоко религиозной и пастырской заботой. По сути, это «обладание духовной восприимчивостью, чтобы уметь читать в различных событиях послание Господа»[121], и она значит нечто большее, чем просто способность найти что-то интересное, что сказать. Нужно стараться понять, «что Он [Господь] говорит в этих обстоятельствах»[122]. И подготовка к проповеди станет упражнением в евангельском распознавании, когда мы в свете Духа пытаемся услышать «призыв, то есть голос Бога, звучащий в самой исторической ситуации»[123].

 

155. Предпринимая подобные усилия, мы можем опираться на обычный человеческий опыт, такой как радость встречи, разочарование, страх одиночества, сострадание к чужой боли, неуверенность в будущем, забота о любимом человеке и т.д., но при этом нужно развивать в себе чувствительность к тому, что действительно имеет отношение к жизни людей. Нужно помнить, что никогда не нужно отвечать на вопросы, которые никто не задает. Точно так же неуместно говорить о последних новостях, чтобы пробудить интерес людей: для этого уже есть телевизионные программы. Можно, конечно, оттолкнуться от какого-нибудь факта, чтобы Слово зазвучало с особой силой, призывая к обращению, поклонению, конкретным делам братства и служения и т.д., потому что бывает, что некоторые люди наслаждаются, слушая комментарии к текущим событиям на проповеди, но не позволяют ей затронуть себя лично.


Педагогические средства

 

156. Некоторые думают, что могут быть хорошими проповедниками, потому что знают, что нужно говорить, хотя при этом игнорируют вопрос «как?», т.е. конкретную форму построения проповеди. Они жалуются, что их не слушают и не ценят, но, возможно, они просто не потрудились найти соответствующую форму изложения вести. Будем помнить, что «очевидная важность содержания евангелизации не должна заслонять важности путей и средств ее осуществления»[124]. Забота о форме проповеди — также глубоко духовная задача. Это ответ на любовь Бога, когда мы отдаем себя со всеми своими талантами и творческими способностями для миссии, которую Он нам вверил; но в то же время это утонченная практика любви к ближнему, ради которой мы не хотим предлагать другим низкокачественный продукт. Библия, например, советует нам готовиться к проповеди так, чтобы обеспечить ей адекватный объем и содержание: «Говори главное, многое в немногих словах» (Сир 32, 10).

 

157. Просто в качестве образца напомним о некоторых практических средствах, которые могут обогатить проповедь и сделать ее привлекательней. Одно из самых важных — научиться использовать в проповеди образы, т.е. говорить образно. Иногда примеры приводятся, чтобы сделать понятней ту идею, которую хочется донести, но эти примеры, как правило, адресованы разуму. Образы же помогают людям оценить и принять ту мысль, которую мы хотим им передать. Притягательный образ делает так, что мысль воспринимается как нечто знакомое, близкое, возможное и связанное с личной жизнью слушателя. Удачно подобранный, он может побудить людей смаковать услышанное, пробудить желание и направить волю в направлении Евангелия. Хорошая проповедь, как сказал мне однажды один старый учитель, должна содержать «идею, чувство и образ».

 

158. Еще Павел VI говорил, что верующие «многого ожидают от этой проповеди и пользуются ее плодами, только бы она была простой, ясной, прямой, доступной»[125]. Простота касается языка. Он должен быть понятен адресатам, чтобы не оказалось, что мы говорим в пустоту. Часто случается, что проповедники пользуются словами, заученными за время обучения в определенных кругах и чуждыми разговорному языку слушателей. Есть слова, присущие богословию или катехизису, но непонятные большинству христиан. Самая большая опасность для проповедника — привыкнуть к своему специфическому языку и думать, что все другие тоже пользуются им и без труда его понимают. Если кто-то хочет приспособиться к речи других, чтобы донести до них слово Божие, он должен много слушать, погрузиться в жизнь народа и внимательно всматриваться в него. С другой стороны, простота и ясность — это две разные вещи. Язык может быть очень прост, но проповедь — малопонятна. Такое бывает из-за ее неупорядоченности, отсутствия логики или из-за того, что проповедник говорит на разные темы одновременно. Поэтому другая важная задача — это стараться придать ей тематическое единство, четкий порядок и последовательность фраз, чтобы люди могли следить за ходом мысли проповедника и уловить логику того, что он говорит.

 

159. Еще одна характеристика — положительный язык. Нужно не столько говорить о том, чего нельзя делать, сколько предлагать, что можно сделать лучше. Даже когда проповедник заводит речь о чем-то отрицательном, он всегда должен стараться указать на некую положительную ценность, которая увлекала бы людей, чтобы его речь не превратилась в жалобы, сетования, критику и упреки. Позитивная проповедь всегда дает надежду, устремляет в будущее и не оставляет нас в плену у негатива. Как же прекрасно, когда священники, диаконы и миряне периодически встречаются, чтобы вместе найти средства, которые могут сделать проповедь привлекательней!