Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Мф 5,4

Таинственное действие Воскресшего и Его Духа


275. Во второй главе мы размышляли о том, что нехватка глубокой духовности приводит к пессимизму, фатализму, унынию. Некоторые люди не посвящают себя миссии, поскольку думают, что ничего не изменится, а значит, бесполезно пытаться. Они рассуждают так: «Почему я должен лишать себя удобств и удовольствий, если не вижу значимого результата?» При таком образе мыслей невозможно быть миссионером. Эта установка — просто вредная отговорка, чтобы по-прежнему замыкаться в комфорте, лени, неудовлетворенной тоске, эгоистической пустоте. Это саморазрушительная установка, ведь «человек не может жить без надежды, иначе его жизнь, обреченная на незначительность, станет невыносимой»[211]. Если мы думаем, что ничего не изменится, надо вспомнить, что Иисус Христос одержал победу над грехом и смертью и исполнен могущества. Иисус Христос воистину жив. А иначе, «если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна» (1 Кор 15, 14).Евангелие рассказывает, что первые ученики проповедовали «при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями» (Мк 16, 20). То же самое происходит и сейчас. Мы призваны это обнаружить и этим жить. Воскресший и прославленный Христос — глубокий источник нашей надежды, и мы не останемся без Его помощи, выполняя миссию, Им порученную.

 

276. Его воскресение — не дело прошлое; в нем содержится сила жизни, пронизавшая мир. Где кажется, что всё умерло, там отовсюду пробиваются ростки воскресения. Эта сила не знает себе равных. Да, нередко кажется, что Бога нет: мы видим несправедливость, злобу, равнодушие и жестокость, и они не идут на убыль. Однако столь же несомненно, что в полной темноте непременно начинает прорастать что-то новое, и рано или поздно оно принесет свои плоды. На укатанном поле снова появляется жизнь, упрямая и непобедимая. Будет много плохого, но добро всегда пробивается заново и распространяется. Каждый день в мире возрождается красота, она воскресает преображенной, проходя через исторические драмы. Ценности всегда стремятся заявить о себе в новых формах, и в самом деле человек много раз возрождался из крушений, казавшихся необратимыми. Такова сила воскресения, а каждый евангелизатор — орудие этого энергии.

 

277. Постоянно появляются и новые трудности, приходится терпеть неудачу, людская злоба приносит много горя. Все мы знаем по опыту, что иногда дело не доставляет ожидаемого удовлетворения, плоды скудны, изменения происходят медленно, и появляется искушение уступить утомлению. Однако тот, кто от усталости уронит на минуту руки, не похож на другого, кто опустил руки окончательно, порабощенный хроническим изнурением, хандрой, иссушающей душу. Бывает, что сердце устает бороться, потому что в конечном счете ищет собственной выгоды и, движимое карьеризмом, жаждет признания, аплодисментов, наград, почетных мест; тогда человек не опускает руки, но теряет напор — ему недостает воскресения. И тогда Евангелие, прекраснейшая весть на свете, остается погребенным под многими отговорками.

 

278. Вера — это и вера в Него; это значит верить, что Он по-настоящему нас любит, что Он жив, способен вмешиваться в нашу жизнь таинственным образом и нас не оставит, что Он извлекает добро из зла Своею властью и бесконечной творческой силой. Это значит верить, что Он победоносно шагает по истории вместе с «теми, которые с Ним… зваными, и избранными, и верными» (Откр 17, 14). Мы верим в Евангелие, сообщающее, что Царство Божие уже присутствует в мире и развивается тут и там, различными путями: так маленькое зернышко преображается в большое дерево (ср. Мф 13, 31–32), так щепотка дрожжей заквашивает большое тесто (ср. Мф 13, 33), так доброе семя растет среди плевел (ср. Мф 13, 24–30); оно всегда может нас приятно удивить. Присутствует, приходит опять, борется, чтобы заново расцвести. Воскресение Христа повсюду производит начатки этого нового мира, и даже если их выкосить, они снова пробьются, потому что воскресение Господне уже проникло в скрытый сюжет нашей истории, потому что Иисус воскрес не напрасно. Не следует нам оставаться на обочине пути живой надежды!

 

279. Поскольку не всегда мы видим эти ростки, нам нужна внутренняя уверенность, то есть убежденность в том, что Бог может действовать в любых обстоятельствах, даже и среди очевидных неудач, потому что «сокровище сие мы носим в глиняных сосудах» (2 Кор 4, 7). Эту уверенность мы называем «чувством тайны». Она есть твердое знание о том, что отдающий и дарующий себя Богу ради любви несомненно будет успешен (ср. Ин 15, 5). Такая успешность зачастую не видна, неуловима, ее нельзя измерить. Человек вполне осознаёт, что жизнь его принесет плоды, но ему неизвестно, как, где и когда, и это его не тревожит. Он убежден, что не потеряется ни одно из его произведений, созданных с любовью, не окажутся тщетными искренняя забота о других и скромное терпение, не пропадет напрасно ни одно дело любви к Богу, ни одно щедрое усилие. Всё это распространяется по миру, как жизненная сила. Порой нам кажется, что мы своими стараниями не добились никакого результата, но миссия — не коммерческая сделка и не бизнес-проект, и даже не гуманитарная организация и не представление, чтобы можно было сосчитать, сколько человек приняли участие благодаря нашей пропаганде; миссия — нечто гораздо более глубокое, не поддающееся никакому измерению. Возможно, Господь пользуется нашим усердием, чтобы излить Свои благословения на другом конце света, куда мы никогда не попадем. Святой Дух действует, как хочет, когда хочет и где хочет; мы трудимся самоотверженно, но не рассчитываем увидеть броских результатов. Мы знаем только, что необходимо принести в дар самих себя. Итак, научимся отдыхать в нежных руках Отца в разгаре своих трудов, творческих и щедрых. Будем идти вперед, выложимся на все сто процентов, но предоставим Ему придать плодотворность нашим усилиям, как угодно Ему.

 

280. Чтобы поддерживать миссионерский пыл, требуется решительное доверие Духу Святому, потому что Он «подкрепляет нас в немощах наших» (Рим 8, 26). Но такому великодушному доверию нужна подпитка, поэтому мы должны постоянно призывать Святого Духа. Он может исцелить от всего, что нас ослабляет в миссионерском служении. Конечно, это доверие невидимому способно вызвать некоторое головокружение: как будто мы погружаемся в море, где неизвестно, что встретим. Я сам испытывал такое много раз. Однако нет большей свободы, чем эта: не пытаясь всё просчитать и проконтролировать, дадим Духу влечь нас, позволим Ему нас просвещать, вести, направлять, подталкивать туда, куда Он желает. Ему хорошо известно, в чем есть нужда в каждую эпоху и в каждый момент. Вот что значит — быть таинственно плодотворными!


Миссионерская сила заступничества

 

281. Есть форма молитвы, особым образом побуждающая нас расточать себя в евангелизации и искать блага для других: заступничество. Давайте заглянем во внутренний мир великого благовестника — святого Павла — и посмотрим, какова его молитва. Она переполнена людьми: «… всегда во всякой молитве моей за всех вас… [приношу] с радостью молитву мою […] потому что я имею вас в сердце» (Флп 1, 4.7). Так мы обнаруживаем, что заступничество не отвлекает от подлинного созерцания, потому что созерцание, оставляющее других за своими рамками, — обман.

 

282. Этот подход претворяется и в благодарение Богу за других: «Прежде всего благодарю Бога моего через Иисуса Христа за всех вас» (Рим 1, 8). Речь идет о постоянном благодарении: «Непрестанно благодарю Бога моего за вас, ради благодати Божией, дарованной вам во Христе Иисусе» (1 Кор 1, 4); «Благодарю Бога моего при всяком воспоминании о вас» (Флп 1, 3). Это взгляд не недоверчивый, негативный и безнадежный, но духовный, с глубокой верой, распознающий то, что сам Бог совершает в людях. В то же время это благодарность, проистекающая из сердца, подлинно внимательного к другим. Таким образом, когда евангелизатор встает с молитвы, его сердце уже стало щедрее, освободилось от обособленного сознания и желает делать добро и делить жизнь с другими.

 

283. Великие люди Божии были великими заступниками. Заступничество подобно «закваске» в недрах Троицы. Это вхождение в Отца и обнаружение новых измерений, освещающих и меняющих конкретные ситуации. Можно сказать, что сердце Бога смягчается по нашему заступничеству, но на самом деле Он всегда опережает нас. Ну, а мы своим заступничеством можем послужить тому, чтобы Его сила, любовь и верность были явлены яснее в народе.


II. Мария, Матерь евангелизации

 

284. С Духом Святым, среди народа, всегда пребывает Мария. Она собирала учеников, чтобы взывать к Нему (Деян 1, 14), и тем самым способствовала миссионерскому «взрыву» в Пятидесятницу. Она Матерь благовествующей Церкви, и без Нее мы не можем вполне понять дух новой евангелизации.


Дар Иисуса Его народу

 

285. На кресте, когда Христос испытывал в Своей плоти драматичное столкновение между грехом мира и Божественной милостью, для Него было утешением видеть у Своих ног Мать и друга. В этот ключевой момент, прежде чем объявить, что выполнено задание, порученное Ему Отцом, Иисус сказал Марии: «Жено! се, сын Твой!» А потом — любимому другу: «Се, Матерь твоя!» (Ин 19, 26–27). Эти слова Иисуса, прозвучавшие на пороге смерти, служат в первую очередь не выражением сострадательной заботы о матери, а представляют собой формулировку откровения о тайне особой спасительной миссии. Иисус оставил нам Свою Матерь в качестве нашей Матери. Лишь сделав это, Он понял, что «уже всё совершилось» (Ин 19, 28). У подножия креста, в высший час нового творения, Христос приводит нас к Марии. Приводит нас к Ней, потому что не хочет, чтобы мы ходили без матери, и народ прочитывает в этом материнском образе все тайны Евангелия. Господу не угодно, чтобы Его Церковь была без женской иконы. Мария, породившая Его с такой верой, сопровождает и «прочих от семени ее […] сохраняющих заповеди Божии и имеющих свидетельство Иисуса Христа» (Откр 12, 17). Внутреннюю связь между Марией, Церковью и каждым верным — ведь они, различным образом, рождают Христа — великолепно описал блаженный Исаак из Стеллы: «В богодухновенных писаниях сказанное вообще о Церкви, деве и матери, говорится в особенности о Деве Марии […]. Равным образом можно сказать, что каждая верная душа есть невеста Слова Божия, матерь Христа, дочь и сестра, дева и плодовитая мать […]. Христос девять месяцев пребывал в лоне Марии, останется в дарохранительнице церковной веры до скончания века, а в знании и любви верной души — во веки веков»[212].

 

286. Мария умеет преобразить пещеру для скота в дом для Иисуса: потребуется немного скромных пеленок и целое море нежности. Маленькая служительница Отца, Она трепещет от радости, славя Его. Внимательная подруга, Она всегда следит, чтобы не кончилось вино в нашей жизни. Сердце Ее пронзено мечом и вмещает в себя все скорби. Всеобщая Матерь, Она — знак надежды для народов, терпящих родовые муки, пока не прорастет справедливость. Миссионерка, Она приближается к нам, чтобы сопровождать нас в жизни, отворяя сердца навстречу вере Своей материнской любовью. Как истинная мать, Она идет с нами, сражается с нами и непрестанно возвещает близость любви Божией. Через благочестивые борогодичные традиции, связанные обычно с санктуариями, Она вместе с каждым народом, принявшим Евангелие, проходит через жизненные перипетии и включается в его историческую идентичность. Многие христианские родители просят о крещении для детей в богородичных святилищах, тем самым выказывая веру в материнское действие Марии, рождающей новых детей для Бога. Именно там, в святых местах, можно наблюдать, как Мария собирает вокруг Себя Своих чад — паломников, приложивших немало усилий, чтобы увидеть Ее и показаться Ей. Здесь они обретают силу Божию, чтобы переносить страдания и тяготы жизни. Как и святого Хуана Диего, Мария утешает их материнской лаской и говорит: «Пусть не тревожится сердце твое […] Не здесь ли Я, твоя Мать?»[213]