Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем. Пс 118,1

«Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими»

 

87. Эта заповедь блаженств заставляет нас задуматься о многочисленных войнах. Очень часто мы сами становимся участниками конфликтов или, по меньшей мере, недоразумений. Например, когда я слышу что-то от кого-то и иду рассказать это другому; или даже создаю вторую версию, чуть более развернутую, и распространяю ее. И чем больше мне удается причинить вреда, кажется, что тем большее удовлетворение это у меня вызывает. Мир сплетен, созданный людьми занимающимися критикой и разрушением, не созидает мира. Эти люди – скорее, враги мира, и они никоим образом не блаженны [73].

 

88. Миротворцы – источник мира. Они созидают мир и дружбу в обществе. Им, сеющим повсюду мир, Иисус дает это прекрасное обещание: «Они будут наречены сынами Божиими» (Мф 5, 9). Он просил учеников Своих, входя в дом говорить: «Мир дому сему» (Лк 10, 5). Слово Божие призывает каждого верующего искать мира со всеми (ср.: 2 Тим 2, 22), поскольку плод «правды в мире сеется у тех, которые хранят мир» (Иак 3, 18). И если иногда в нашем сообществе возникают моменты, когда мы сомневаемся в том, что следует делать, то «будем искать того, что служит к миру» (Рим 14, 19), поскольку единство выше конфликта [74].

 

89. Нелегко созидать этот евангельский мир, не исключающий никого, но интегрирующий и тех, кто немного странен, людей с трудностями, которые требуют внимания, которые отличаются от других; людей, которых сильно побила жизнь, тех, у кого другие интересы. Это тяжело, и требует широты ума и сердца, поскольку речь не идет ни о согласии за столом или построении эфемерного мира для счастливого меньшинства [75], ни о «проекте немногих для немногих» [76]. Нельзя также стремиться игнорировать или маскировать конфликты, но следует «согласиться терпеть конфликт, разрешать его и трансформировать в связующее звено в новом процессе» [77]. Речь идет о том, что необходимо быть ремесленниками мира, поскольку созидание мира – это искусство, требующее спокойствия, творческого подхода, чувствительности и сноровки.

 

Сеять мир вокруг себя – это святость.

 

 

«Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное»

 

90. Сам Иисус неоднократно подчеркивал, что этот путь до такой степени идет вразрез с течением, что делает нас теми, кто своей жизнью бросает вызов обществу, – людьми, которые раздражают. Иисус напоминает о том, скольких людей гнали и преследовали просто из-за того, что они боролись за правду, за то, что они жили приверженностью Богу и другим. Если мы не хотим погрузиться в неясную заурядность, не нужно стремиться к комфортной жизни, «ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее» (Мф 16, 25).

 

91. Нельзя ждать, чтобы начать жить Евангелием, ждать, что всё вокруг нас будет этому благоприятствовать, поскольку зачастую стремление к власти и мирские интересы играют против нас. Святой Иоанн Павел II говорил, что «отчужденным оказывается то общество, которое в своих формах социального устройства, производства и потребления всё более затрудняет осуществление этого дара и установление этой межчеловеческой солидарности» [78]. В таком обществе, отчужденном, пойманном в политические, медийные, экономические, культурные и даже религиозные сети, препятствующие подлинному человеческому и социальному развитию, становится сложно жить заповедями блаженств, которые даже видятся чем-то плохим и подозрительным, и осмеиваются.

 

92. Крест, и прежде всего усталость и боль, которые мы переносим ради жизни заповедью любви и путем справедливости, является источником нашего созревания и возрастания в святости. Давайте вспомним, что когда Новый Завет говорит о страданиях, которые нужно переносить ради Евангелия, он говорит именно о преследованиях (ср.: Деян 5, 41; Флп 1, 29; Кол 1, 24; 2 Тим 1, 12; 1 Пет 2, 20; 1 Пет 4, 14-16; Откр 2, 10).

 

93. Но мы говорим о неизбежных преследованиях, а не о тех, которые можем навлечь на себя неправильной манерой обращения с другими. Святой – это не кто-то странный и отчужденный, становящийся невыносимым из-за своего чванства, негативности и обид. Не такими были апостолы Христа. Книга Деяний настойчиво рассказывает о том, что они пользовались расположением «всего народа» (Деян 2, 47; ср.: Деян 4, 21. 33; 5, 13), в то время как некоторые представители власти обвиняли и преследовали их (ср.: Деян 4, 1-3; 5, 17-18).

 

94. Преследования это не реалии прошлого, ведь и сегодня мы подвергаемся им: будь то кровавым – как это происходит с современными мучениками, или более хитроумным – посредством клеветы и фальши. Иисус говорит, что блаженны те, кого будут «неправедно злословить» за Него (Мф 5, 11). В других случаях речь идет об издевках, которыми пытаются изуродовать нашу веру и заставить нас казаться смешными.

 

Ежедневно придерживаться пути Евангелия, хотя это и приносит нам проблемы – это святость.

 

 

 Важный критерий

 

95. В 25 главе Евангелия от Матфея (стихи 31-46) Иисус вновь останавливается на одной из заповедей блаженств – той, которая провозглашает блаженными милостивых. Если мы ищем святости, которая приятна очам Божьим, то именно в этом тексте находим важный критерий, по которому нас будут судить: «Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне» (Мф 25, 35-36).

 

 

Ради верности Учителю

 

96. Поэтому быть святыми это не значит, что у нас будут блестеть глаза в предполагаемом экстазе. Как говорил Иоанн Павел II, «если мы действительно отталкиваемся от созерцания Христа, то должны уметь обнаруживать Его прежде всего в лицах тех, с которыми Он Сам пожелал Себя идентифицировать» [79]. Текст Евангелия от Матфея 25, 35-36 – это «не просто призыв к милосердию: это страница христологии, освещающая тайну Христа» [80]. В этом призыве: распознавать Его в бедных и страждущих, раскрывается Само Сердце Христа, Его самые глубокие чувства и решения, с которыми каждый святой старается себя сообразовать.

 

97. Учитывая категоричность этих требований Иисуса, мой долг – просить христиан принять их «sine glossa», то есть без комментариев, измышлений и оправданий, которые лишают их силы. Господь ясно дал понять, что святость нельзя понять и ею нельзя жить без учета этих Его требований, поскольку милосердие – это «пульсирующее сердце Евангелия» [81].

 

98. Когда холодной ночью я встречаю человека, спящего на улице в непогоду, я могу подумать, что этот неясный силуэт – непредвиденное обстоятельство, мешающее мне, бездельник и преступник, помеха на моем пути, жало, причиняющее беспокойство моей совести, проблема, которую должны решать политики, и даже, возможно, могу посчитать его мусором, загрязняющим общественное пространство. Или же я могу реагировать на него, исходя из веры и любви, и признавать в нём человека, с достоинством равным моему, создание, бесконечно любимое Отцом, образ Божий и брата, искупленного Иисусом Христом. Вот что значит быть христианином! Разве святость может пониматься без этого живого признания достоинства каждого человека [82]?

 

99. Для христиан это означает постоянное здоровое неудовлетворение. Хотя облегчение [страданий] одному человеку уже оправдало бы все наши усилия, для нас этого недостаточно. Канадские епископы ясно показали, что, например, в Библейском учении о Юбилейном годе, речь не идет лишь о том, чтобы творить отдельные добрые дела, но о том, чтобы стремиться к изменениям в обществе: «Чтобы и последующие поколения были освобождены, целью должно быть восстановление справедливых социальных и экономических систем, чтобы больше не было исключенных из них людей» [83].