Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Мф 5,6

 

УВАЖЕНИЕ К ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ 

              

                (Donum Vitae)

                       

 

                                                   Конгрегация вероучения


   Инструкция об уважении к человеческой жизни с    момента ее зарождения  и о достоинстве процесса     человеческого воспроизводства


                                                                       издана 22 февраля 1987 г.

                                                     Ответы на некоторые современные вопросы

 

 

Предисловие


Различные епископские конференции и отдельные епископы, богословы, врачи и ученые, запрашивали суждение Конгрегации вероучения в отношении биомедицинских методов, позволяющих вмешиваться в жизнь человеческого существа в ее начальной стадии и в сам процесс воспроизводства, и их соответствия принципам католической нравственности. Настоящая инструкция, являющаяся итогом широкого обсуждения затронутых в ней проблем, в особенности – тщательной оценки заявлений епископатов разных стран, имеет целью не повторить еще раз все учение Церкви о достоинстве человеческой жизни с момента ее зарождения и о достоинстве самого процесса воспроизводства, а предложить, в свете прежних высказываний церковного Учительства, некоторые конкретные ответы на главнейшие вопросы, задаваемые в связи с этой темой.

Изложение организовано следующим образом: введение напоминает фундаментальные принципы антропологического и нравственного характера, необходимые для верной оценки проблем и для того, чтобы выработать ответы на такие вопросы; тема первой части – уважение к человеческой жизни с первого момента ее существования; вторая часть касается нравственных вопросов, поставленных возможностью технического вмешательства в процесс человеческого воспроизводства; третья часть предложит некоторые ориентиры в области, связанной с отношениями между нравственным законом и гражданским законодательством в вопросах, касающихся уважения, подобающего человеческим эмбрионам и младенцам в утробе матери, а также связанных с законностью техник искуственного воспроизводства.

Термины «зигота», «пред-эмбрион», «эмбрион» и «утробный плод» на языке биологии могут обозначать различные стадии развития человеческого существа. Настоящая инструкция свободно пользуется этими терминами, наделяя их равным этическим смыслом, чтобы обозначить результат (видимый или нет) зарождения новой человеческой жизни с первого момента ее существования и до рождения ребенка. Причина такого употребления этих терминов поясняется в тексте (см. I,1).

Введение


1. Биомедицинские исследования и учение Церкви

 

Дар жизни, который Бог – Отец и Создатель – вверил человеку, требует осознания своей невыразимой ценности и принятия связанной с ним ответственности: этот фундаментальный принцип должен быть положен в основу любых размышлений, имеющих целью прояснение и решение нравственных проблем, поднимаемых искуственным вмешательством в процессы зарождения жизни и воспроизводства.


Благодаря прогрессу биологии и медицинской науки, человек получил в свое распоряжение более эффективные возможности терапии; но он также может обрести и имеющую непредсказуемые последствия новую власть над человеческой жизнью в самом ее начале и на ранних стадиях ее развития. Различные современные методы дают возможность вмешиваться в это развитие не только с тем, чтобы помочь ему, но и с тем, чтобы господствовать над процессом воспроизводства. Эти методы могут позволить человеку «взять свою судьбу в собственные руки», но они также и делают его доступным для «искушения зайти за пределы разумного господства над природой» [1]. Они могут послужить прогрессу в служении человеку, но они также представляют собой и серьезную опасность. По этой причине многие люди настойчиво призывают, чтобы при любом вмешательстве в процесс воспроизводства, были защищены права человеческой личности и ее ценность. Просьбы о разъяснениях и указаниях исходят не только от верных, но и от тех, кто признает Церковь в качестве «той, что знает человеческую природу»[2], и наделена миссией служения «цивилизации любви» [3] и жизни.

Вмешательство Учительства Церкви основано не на частной компетентности в области экспериментальных наук – принимая в расчет данные исследований и технологические достижения, Учительство намерено, в силу своей евангельской миссии и апостольской обязанности, предложить нравственное учение в отношении достоинства личности и ее целостного призвания. Оно намерено сделать это, раскрывая критерии нравственного суждения в области научных исследований и технологий, в осоенности связанных с человеческой жизнью и ее зарождением. К числу этих критериев относятся: уважение к человеку, его защита и содействие его развитию, его «основное и фундаментальное право» на жизнь [4], его достоинство как личности, наделенной душой и нравственной ответственностью [5], и призванной к блаженному общению с Богом.

Вмешательство Церкви в эту область также вдохновляется любовью, которую она испытывает к человеку, помогая ему признавать его права и обязанности и уважать их. Эта любовь проистекает из источника любви Христовой: созерцая тайну Воплощенного Слова, Церковь приходит к пониманию “тайны человека” [6]; возвещая Евангелие спасения, она открывает человеку его достоинство и приглашает его в полноте открыть истину своего собственного существования. Таким образом, Церковь еше раз подчеркивает божественный закон, чтобы исполнить труд истины и освобождения.

Ведь именно по Своей благости – чтобы указать путь жизни – Бог дал людям Свои заповеди и благодать, необходимую для их соблюдения; и именно по Своей благости – чтобы помочь им удержаться на этом пути – Бог всегда предлагает каждому Свое прощение. Христос сострадает нашим слабостям: Он – наш Создатель и Искупитель. Да откроет Его Дух сердца людей навстречу дару Божьего мира и пониманию Его повелений.

2. Наука и технология на службе человеческой личности


Бог сотворил человека по Своему образу и подобию: «мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1:27), вверив им задачу «господствовать над землей» (ср. Быт. 1:28). Фундаментальные и прикладные научные исследования являются значимым выражением этого владычества человека над творением. Наука и техника становятся ценными помощниками человека, когда направлены на служение ему и содействуют целостному развитию, направленному на благо всех; но сами по себе они бессильны явить смысл существования и человеческого прогресса. Подчиненные человеку, который начинает и продолжает их развитие, они удаляют от личности с ее нравственными ценностями осознание их целей и их ограниченности.

С одной стороны, было бы обманом утверждать, что научные исследования и их практические приложения нравственно нейтральны; с другой стороны, невозможно основывать критерии для их оценки лишь на их техническом эффекте, на том, какую пользу они могут принести одним за счет других или, что еще хуже, на господствующих идеологиях. Наука и техника, ради сохранения самого присущего им смысла, нуждаются, таким образом, в сохранении безусловного уважения к основополагающим критериям нравственного закона: то есть они должны служить человеческой личности, ее неотъемлемым правам и ее подлинному и целостному благу в соответствии с замыслом и волей Божьими [7].

Быстрое развитие технических открытий придает особую актуальность потребности в упомянутых критериях: наука без совести может вести лишь к разрушению человека. «Наша эпоха нуждается в мудрости большей, чем эпохи минувшие, если мы надеемся придать более человеческий облик открытиям людей. Ибо, пока не пришли более мудрые люди, будущее человечества остается в опасности» [8].

3. Антропология и биомедицинские процедуры

Какие нравственные критерии должно применять, чтобы прояснить проблемы, встающие сегодня в биомедицинской области? Ответ на этот вопрос предполагает верное представление о природе человеческой личности в ее телесном измерении.

Ведь лишь в согласии со своей подлинной природой человеческая личность может достичь самореализации как «объединенной всеобщности» [9]: а эта природа является одновременно телесной и духовной. В силу этого сущностного единства с душой, человеческое тело не может рассматриваться просто как совокупность тканей, органов и функций; не может оно и оцениваться так же, как тело животных – скорее оно является составной частью личности, которая через тело выражает и проявляет себя.

Естественный нравственный закон выражает и устанавливает цели, права и обязанности, основанные на телесной и духовной природе человеческой личности. По этой причине нельзя рассматривать этот естественный закон просто как набор норм, существующих на уровне биологии; вернее будет определить его как разумный порядок в соответствии с которым человек призван Создателем управлять своей жизнь и действиями и и упорядочивать их, в частности – использовать собственное тело [10].

Из этих принципов можно вывести первое следствие: вмешательство в человеческое тело влияет не только на ткани, органы и их функции, но также и на саму личность на разных ее уровнях. Поэтому такое вмешательство - возможно, неявно, но, вместе с тем, совершенно реально – имеет нравственное значение и требует нравственной ответственности. Папа Иоанн Павел II убедительно подтвердил это еще раз в своих словах, обращенный ко Всемирной Медицинской Ассоциации: «Каждая человеческая личность, с ее абсолютно уникальным своеобразием, составлена не только из ее духа, но также и из ее тела. Таким образом, в теле и через тело мы касаемся самой личности в ее конкретной реальности. Уважение к достоинству человека, следовательно, подразумевает защиту этой идентичности человека как ‘corpore et anima unus’, по словам Второго Ватиканского Собора (GS п. 14 пар. 1). Именно на основе этого антропологического видения следует искать основополагающие критерии для принятия решений в отношении действий, не являющихся терапевтичискими в строгом смысле слова, например тех, что направлены на улучшение биологического состояния человека» [11].

Прикладная биология и медицина вместе трудятся ради целостного блага человеческой жизни, когда они приходят на помощь человеку, пораженному болезнью и слабостью, если они при этом уважают его достоинство как творения Божьего. Ни один биолог или врач не может претендовать на то, что в силу своей научной компетенции он вправе делать выводы о происхождении и предназначении человека. Эту норму следует особым образом применять в области сексуальности и воспроизводства, в которой мужчина и женщина осуществляют основополагающие ценности любви и жизни.

Бог, Который есть Любовь и Жизнь, вложил в мужчину и женщину призвание особым образом участвовать в Его тайне личного общеия и в Его деле как Создателя и Отца [12]. Поэтому человеческое супружество – брачный союз и деторождение – являются особым благом и наделены особыми ценностями, которые несравнимы с теми, что встречаются у менее высоких форм жизни. Эти ценности и этот смысл относятся к личностному порядку, и именно они с нравственной точки зрения определяют смысл и пределы искуственного вмешательства в процесс воспроизводства и зарождения человеческой жизни. Эти вмешательства не должны отвергаться на основании того, что они имеют искуственное происхождение. В этом качестве они лишь свидетельствуют о возможностях медицинского искусства. Но им следует давать нравственную оценку в аспекте, касающемся достоинства человеческой личности, призванной осуществить Божье призвание к дару любви и к дару жизни.

4. Основополагающие критерии нравственного суждения.

Основополагающих ценностей, связанных с методами искуственного человеческого воспроизводства, две: жизнь человеческого существа, призванного к существованию, и особая природа передачи человеческой жизни в супружестве. Нравственное суждение в отношении упомянутых методов, следовательно, должно соотноститься с этими ценностями.

Телесная жизнь, которая от начала присуща человеческой жизни в мире, конечно же не составляет всей ценности личности, и не является высшим благом человека, призванного к вечной жизни. Однако, она определенным образом представляет «основополагающую» ценность жизни, поскольку на эту телесную жизнь опираются и на ее основании возрастают все другие личностные ценности [13]. Нерушимость права невинного человеческого существа на жизнь «с момента зачатия до самой смерти» [14] – это знамение нерушимости самой личности, которую Создатель наделил даром жизни, и вытекающее из этой нерушимости требование.

В сравнении с передачей других форм жизни во вселенной, передача человеческой жизни обладает особым уникальным характером, проистекающим из особой природы самой человеческой личности. «Передача человеческой жизни по своей природе связана с личностным и сознательным действием, и, как таковая, подчинена всесвятым законам Бога: неизменным и нерушимым законам, которые следует признавать и соблюдать. По этой причине никто не вправе использовать в ее отношении средства и методы, которые могут быть законными в случае воспроизводства растений и животных» [15].

Развитие техники сделало ныне возможным воспроизводство в отрыве от сексуальных отношений посредством соединения в пробирке половых клеток, взятых прежде у мужчины и женщины. Но по указанной причине то, что технически возможно, не всегда нравственно допустимо. Поэтому невозможно обойтись без разумного размышления над основополагающими ценностями жизни и человеческого деторождения, нравственно оценивая подобные виды искуственного вмешательства в первые стадии развития человеческого существа.

5. Учение Учительства

Со своей стороны, Учительство Церкви в этой области также предлагает человеческому разуму свет Откровения: учение о человеке, преподаваемое Учительством, содержит многие элементы, проливающие свет на проблемы, рассматриваемые здесь.

С самого момента зачатия жизнь каждого человеческого существа должна пользоваться абсолютным уважением, поскольку человек – единственное творение на земле, которого Бог возжелал ради него самого [16], и душа каждого человека «непосредственно сотворена» Богом [17]; все его бытие несет на себе образ Создателя. Человеческая жизнь священна, поскольку с самого ее начала она сопричастна «творческому деянию Бога» [18], и всегда остается в особых отношениях с Создателем – своей единственной Целью [19]. Лишь Бог есть Господь жизни с самого ее начала и до конца: никто не вправе, ни при каких обстоятельствах, присваивать себе право уничтожить невинное человеческое существо [20].

Деторождение требует со стороны супружеских пар ответственного сотрудничества с плодоносной любовью Божьей [21]; дар человеческой жизни должен осуществляться в браке посредством особых, свойственных только этому состоянию, действий мужа и жены в соответствии с законами, запечатленными в их личностях и в их союзе [22].