Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Мф 5,5

I. Уважение к человеческим эмбрионам

Внимательное размышление над этим учением церковного Учительства и над свидетельствами разума, как сказано выше, позволяет нам разрешить ряд нравственных проблем, поставленных возможностью технического вмешательства в первые фазы жизни человека и в процессы человеческого воспроизводства.

1. Каким должно быть уважение к человеческому эмбриону, принимая во внимание его природу и своеобразие

Следует уважать человеческое существо – как личность – с самого первого момента его существования.

Разработка техник искуственного оплодотворрения сделало возможными различные виды вмешательства в развитие эмбрионов и плодов в материнской утробе. Цели, которые ставятся при их осуществлении, различны: диагностические, терапевтические, научные и коммерческие. Все это приводит к возникновению серьезных проблем. Возможно ли говорить о праве проводить эксперименты на человеческих эмбрионах в научно-исследовательских целях? Какие нормы или законы следует выработать в этом отношении? Ответы на эти вопросы предполагают тщательное размышление о природе и особом своеобразии – обычно говорится о «статусе» - человеческого эмбриона как такового.

На Втором Ватиканском Соборе Церковь, со своей стороны, еще раз представила современному человеку свое неизменное и определенное учение, согласно которому: «Жизнь с самого зачатия должна быть оберегаема с величайшей заботой; аборт и детоубийство являются ужасными преступлениями» [23]. Позднее «Хартия прав семьи», выпущенная Святым Престолом, подтвердила, что «человеческая жизнь должна пользоваться абсолютным уважением и защитой с самого момента зачатия» [24].

Конгрегация вероучения осведомлена о современных дискуссиях в отношении начала человеческой жизни, индивидуальности человеческого существа и в отношении своеобразия человеческой личности. Конгрегация напоминает учение, отраженное в «Декларации о прерывании беременности»: «С момента оплодотворения яйцеклетки начинается новая жизнь, которая уже не является жизнью отца или матери, но жизнью нового человеческого существа, развивающегося самостоятельно. Оно никогда не стало бы потом человеком, если бы уже им не было. Эту очевидную и всегда признававшуюся истину … современная генетика подтверждает ценными доказательствами. Она показала, что с первого мгновения существует точная программа того, кем будет живое существо — человеком, конкретным индивидуумом – человеком, главные черты которого уже опре¬делены. С оплодотворения начинается история жиз¬ни человека, хотя нужно время, чтобы каждая из его потенциальных великих возможностей … нашла свое место и могла осуществиться» [25]. Это учение остается действительным и вновь подтверждается, если еще были нужны подтверждения, новейшими открытиями биологической науки, которая признает, что зигота (клетка, образующаяся при слиянии ядер двух половых клеток), ставшая результатом оплодотворения, уже заключает в себе биологическое своеобразие нового человеческого существа.

Разумеется, никакие экспериментальные данные сами по себе не приведут нас к признанию существования души; однако, выводы науки в отношении человеческого эмбриона предоставляют нам ценные указания, которые разум может использовать, чтобы распознать причутствие личности в этот первый момент появления человеческой жизни: как может особенный человек не быть личностью? Учительство не высказывалось явным образом в поддержку этого философского вывода, но оно неизменно подтверждало нравственное осуждение сознательного прерывания беременности любого рода. Это учение не менялось и является неизменным [26].

Таким образом результат продолжения человеческого рода, с первого момента его существования, то есть с момента формирования зиготы, требует безусловного уважения к себе, которое нравственность предписывает по отношению к человеку в его телесно-духовной целостности. Человеческое существо должно уважаться, и с ним следует обращаться как с личностью с самого момента зачатия; а значит, с этого момента должны признаваться и его права как личности, среди которых первое место занимает нерушимое право каждого невинного человека на жизнь.

Это вероучительное напоминание предоставляет основополагающий критерий для решения различных проблем, поставленных развитием биомедицинской науки в этой сфере: поскольку с эмбрионом следует обращаться, как с личностью, его надлежит также защищать во всей его целостности, в максимальной возможной степени уделяя ему те же обращение и заботу, что и всякому другому человеку, во всем, что касается медицинской помощи.

2. Допустима ли дородовая диагностика?

Если дородовая диагностика уважает жизнь и целостность эмбриона или человеческого плода в утробе матери и направлена на защиту или лечение его как индивидуума, то ответ будет положительным.

Ведь дородовая диагностика дает возможность выяснить состояние эмбриона или плода, пока он еще находится в материнской утробе. Это позволяет или делает возможным заранее и более эффективно предусмотреть определенные терапевтические, медицинские или хирургические действия.

Подобная диагностика допустима с согласия родителей после того, как они были надлежащим образом информированы, если употребляемые при ее осуществлении методы защищают жизнь и целостность и эмбриона, и матери, не подвергая их неоправданному риску [27]. Но подобная диагностика существенно противоречит нравственному закону, если она проводится с мыслью о возможном осуществлении аборта в зависимости от ее результатов: диагноз, указывающий на неправильное развитие плода или на врожденное заболевание не должен приравниваться к смертному приговору. Таким образом женщина, которая требует проведения подобной диагностики со свободным намерением совершить аборт, если результаты будут подтверждать неправильное развитие или ненормальное состояние плода, совершает серьезное противозаконное действие. Подобным образом образом и супруг или родственник, который советует беременной матери или заставляет ее пройти такую диагностическую процедуру с тем же намерением возможного совершения аборта впоследствии, действует, нарушая нравственный закон. Также и специалист будет виновен как соучастник в нарушении этого закона, если, осуществляя диагностические процедуры и собщая их результаты, он по своей воле устанавливает или укрепляет связь между дородовой диагностикой и прерыванием беременности.

В заключение отметим, что любое указание или программа гражданских или медицинских властей, или научных организаций, которые каким-либо образом поощряют связь между дородовой диагностикой и прерыванием беременности, или же которые доходят до того, чтобы прямо побуждать беременную мать пройти дородовую диагностику, имеющую целью последующее уничтожение плода с нарушенным развитием или пораженного врожденным заболеванием, должны быть осуждены как нарушение права нерожденного ребенка на жизнь и как нарушение важнейших прав и обязанностей супружеской пары.


3. Допустимы ли терапевтические процедуры в отношении человеческого эмбриона?

Как и в отношении всякого иного медицинского вмешательства, следует поддерживать законные медицинские действия, выполняемые в отношении человеческого эмбриона, которые уважают его жизнь и целостность и не становятся причиной неоправданного риска, но направлены на его лечение, улучшение его состояния или здоровья, или на его сохранение. Каким бы ни был характер медицинского, хирургического или иного терапевтического вмешательства, необходимо свободное и осведомленное согласие родителей, в соответствии с этическими правилами, которым следуют в отношении детей. Применение этого нравственного принципа может потребовать особой деликатности и особых предосторожностей в случаях, касающихся жизни эмбриона или утробного плода.

В отношении законности и критериев оценки соответствующих процедур ясно высказался Папа Иоанн Павел II: «Строго терапевтическое вмешательство, имеющее своей явной целью лечение различных недугов, например вызванных хромосомными дефектами, будет, в принципе, считаться желательным, при условии, что оно направлено на укрепление личного блага индивидуума, не нарушая его целостности и не ухудшая условий его жизни. Подобное вмешательство, конечно же, будет соответствовать логике христианской нравственной традиции» [28].

4. Как следует нравственно оценивать исследования и эксперименты на человеческих эмбрионах и утробных плодах?

Следует воздерживаться от включения в медицинские исследования действий в отношении живых эмбрионов, кроме случаев, когда существует нравственная уверенность в том, что это не причинит вреда жизни и целостности нерожденного ребенка и его матери, при условии, что родители дали свое свободное и осведомленное согласие на предстоящую процедуру. Из этого следует, что все исследования, даже те, что сводятся к простому наблюдению за эмбрионом, будут незаконными, если они ведут к опасности для физической целостности или жизни эмбриона в силу используемых в них методов или производимого ими воздействия. Оценивая эксперименты и учитывая общее различие между экспериментами, проводимыми с целями, не имеющими терапевтического характера и теми, что явно необходимы для терапевтического воздействия на объект исследования, следует также различать между экспериментами, проводимыми с еще живыми эмбрионами, от экспериментов, использующих эмбрионы мертвые. Если эмбрионы живы, вне зависимости от того, жизнеспособны ли они, к ним следует относиться как ко всякой человеческой личности; эксперименты на эмбрионах, проводимые не непосредственно ради терапевтических целей, незаконны.

Никакая цель, даже благородная сама по себе – такая, как предсказуемое благо для науки, других людей или общества – никоим образом не может оправдать проведение экспериментов над живыми человеческими эмбрионами или внутриутробными плодами, вне зависимости от их жизнеспособности, внутри или снаружи материнского лона. Осведомленное согласие, требующееся обычно для проведения клинических исследований с участием взрослых людей, не может в этом случае даваться родителями, которые не вправе свободно располагать жизнью и телесной целостностью нерожденного ребенка. Более того, эксперименты над эмбрионами и внутриутробными плодами всегда влекут риск, и в большинстве случаев подразумевают определенную вероятность нанесения вреда их телесной целостности и даже вероятность их смерти.

Использование человеческих эмбрионов или утробных плодов в качестве объектов или инструментов исследовательского эксперимента – это преступление против их достоинства как человеческих существ, имеющих право на такое же уважение, как и каждый уже рожденный ребенок и каждая человеческая личность.

«Хартия прав семьи», выпущенная Святым Престолом подтверждает: «Уважение к достоинству человеческого существа исключает любые экспериментальные действия в отношении человеческого эмбриона или его использование в экспериментальных целях» [30]. Практика сохранения живых человеческих эмбрионов in vivo или in vitro в экспериментальных или коммерческих целях полностью противоречит человеческому достоинству.

В случае экспериментов, имеющих ясную терапевтическую направленность, а именно – в случае использования экспериментальных методов медицины ради блага самого эмбриона в последней попытке сохранить его жизнь, в условиях отсутствия других надежных терапевтических методов, использование еще не до конца испытанных лекарств или процедур может быть допустимо [31].

Тела человеческих эмбрионов или утробных плодов, стали ли они жертвой умышленного аборта или нет, следует уважать подобно останкам любого иного человека. В частности, их нельзя подвергать расчленению или вскрытию, если их смерть еще не была подтверждена и без согласия родителей или матери. Помимо этого, следует соблюдать нравственные требования, согласно которым не должно допускаться соучастие в умышленном аборте, но равным образом следует избегать и опасности клеветы. Всякое коммерческое использование мертвого утробного плода, как и останков взрослого человека, должно считаться незаконным и запрещаться.

Поскольку термины «исследование» и «эксперимент» часто используются взаимозаменяемо или двусмысленно, существует необходимость указать точное значение, в котором они употреблены в настоящем документе.

1) Под исследованием понимается индуктивно-дедуктивный процесс, имеющий целью либо систематическое наблюдение определенного феномена, связанного с человеческим организмом, либо подтверждение гипотез, проистекающих из прежних наблюдений.

2) Под экспериментом понимается любое исследование, в ходе которого человеческое существо (на разных стадиях своего существования: как эмбрион, утробный плод, ребенок или взрослый) предствляет собой объект, посредством которого или с помощью которого предполагается проверить результат, еще неизвестный или известный не вполне, определенного воздействия (напр. фармакологического, тератогенического, хирургического и т.п.).

5. Как следует нравственно оценивать использование в исследовательских целях эмбрионов, полученных путем оплодотворения «в пробирке»?

Человеческие эмбрионы, зачатые «в пробирке» – это человеческие существа и субъекты прав: их достоинство и право на жизнь должны уважаться с первого момента их существования. Производить человеческие эмбрионы, предназначенные для использования в качетве «биологического материала» – безнравственно.

В обычной практике оплодотворения «в пробирке» не все эмбрионы переносятся в тело матери, некоторые уничтожаются. Подобно тому, как Церковь осуждает осуществление абортов, она также запрещает действия, направленные против жизни этих человеческих существ. Ее долг – осудить особую тяжесть преступления, состоящего в сознательном уничтожении человеческих эмбрионов, зачатых «в пробирке» лишь ради цели исследования – посредством ли искуственного осеменения или посредством «расщепления близнецов». Поступая таким образом, исследователь присваивает себе место Бога; и, даже если он и не осознает этого, действует как владыка судеб других людей, поскольку он произвольно решает, кому он позволит жить, а кого пошлет на смерть, убивая беззащитные человеческие существа.

Методы проведения наблюдений или экспериментов, которые наносят вред эмбрионам, зачатым «в пробирке», или создают серьезную и несоразмерную опасность его нанесения, по этой самой причине нравственно неприемлемы. Каждое человеческое существо как таковое должно уважаться и не может расцениваться лишь как простой инструмент или средство, употребляемые для блага других. Поэтому не соответствует нравственному закону сознательное уничтожение человеческих эмбрионов, зачатых «в пробирке». В результате того, что они были зачаты «в пробирке», те эмбрионы, которые не переносятся в тело матери и именуются «запасными», оказываются обречены на бессмысленную участь, не имея при этом законных и безопасных путей сохранения жизни.

6. Как следует судить о других процедурах, проводимых над эмбрионами в связи с т.н. «методами человеческого воспроизводства»?

Методы оплодотворения «в пробирке» могут открыть путь для иных видов биологических и генетических действий в отношении человеческих эмбрионов, таких как попытки или замыслы скрещивания человеческих и животных половых клеток, помещение человеческих эмбрионов в матку животных, или замыслов и проектов создания искуственных маток для человеческих эмбрионов. Эти действия противоречат человеческому достоинству, свойственному эмбрионам, и в тоже время они противоречат праву каждой личности быть зачатой и рожденной в супружестве и от супружества [32]. Равным образом, замыслы или попытки произвести человеческое существо, вне всякой связи с сексуальностью, посредством «расщепления близнецов», клонирования или партеногеза, следует рассматривать как противоречащие нравственному закону, поскольку они противостоят достоинству как человеческого деторождения, так и супружеского союза.

Замораживание эмбрионов, даже если оно выполняется ради сохранения жизни эмбриона – т.н. «криоконсервация» - является действием, направленным против уважения, подобающего человеческим существам, поскольку подвергает их серьезному риску смерти или нанесения им телесного вреда, и лишает их, по меньшей мере временно, возможности быть выношенными матерью, помещая их в условия, в которых возможно дальнейшее нанесение им вреда или их использование.

Некоторые попытки повлиять на хромосомную или генетическую наследственность не носят терапевтического характера, но имеют целью создание человеческих сушеств, отобранных по полу или иным предопределенным качествам. Подобные действия противоречат достоинству личности человека, его целостности и своеобразию. Следовательно их никоим образом нельзя оправдать возможностью положительного влияния на будущее человечества [33]. Каждая личность должна уважаться как таковая: в этом и состоит достоинство каждого человека и право, присущее ему с момента начала его жизни.


II. Вмешательства в процессы человеческого воспроизводства

Под «икуственным воспроизводством» или «искуственным оплодотворением» здесь имеются в виду различные технические процедуры, напрвленные на произведение зачатия человека иным путем, чем посредством сексуального союза мужчины и женщины. Это инструкция касается оплодотворения яйцеклетки «в пробирке» (“in vitro”) и искуственного осеменения посредством переноса в половые пути женщины собранной прежде спермы.

Нравственная оценка подобных технических процедур предполагает предварительное размышление над их обстоятельствами и последствиями и соотнесение их с тем уважением, которое должно уделяться человеческому эмбриону. Развитие практики оплодотворения «в пробирке» потребовало неисчислимых актов оплодотворения и уничтожения множества человеческих эмбрионов. Даже сегодня обычная практика предполагает оплодотворение большего числа женских яйцеклеток, чем требуется эмбрионов: некоторое количество яйцеклеток берется и оплодотворяется, а затем поддерживается их развитие «в пробирке» на протяжении нескольких дней. Не все они впоследствии обычно переносятся в тело матери – некоторые эмбрионы, называемые обычно «запасными», уничтожаются или замораживаются. Время от времени некоторые имплантированные эмбрионы также уничтожаются по различным евгеническим, экономическим и психологическим причинам. Подобное осознанное уничтожение человеческих существ, а также их использование для различные целей с ущербом для их целостности и жизни, противоречат учению о прерывании беременности, которое мы уже напомнили.

Связь между оплодотворением «в пробирке» и сознательным уничтожением человеческих эмбрионов возникает слишком часто. Имеет значение то, что посредством этих процедур, имеющих, по-видимому, противоположные цели, жизнь и смерть становятся подчинены решению человека, который таким образом ставит себя в положение того, кто своим приказом дает другим жизнь или смерть. Эта динамика насилия и господства может остаться незамеченной именно теми, кто оказывается подчинен ей, желая использовать эти процедуры. Наблюдаемые факты и бесстрастная логика, связывающая их воедино, должны приниматься во внимание при вынесении нравственного суждение о методе FIVET (оплодотворение «в пробирке» и последующий перенос эмбриона): абортивный образ мысли, сделавший возможной подобную процедуру, ведет, таким образом, хочет этого человек или нет, к господству человека над жизнью и смертью другого человеческого существа, и может привести к радикальной евгенической системе.

Тем не менее, подобные злоупотребления не делают излишним дальнейшее глубокое этическое изучение техник искуственного воспроизводства как таковых, оставляя, насколько это возможно, в стороне уничтожение полученных «в пробирке» эмбрионов.

Поэтому настоящая инструкция рассмотрит сперва проблемы, возникающие в связи с гетерологичным искуственным оплодотворение (II, 1-3), после чего обратится к проблемам, связанным с гомологичным искуственным оплодотворением (II, 4-6).

Прежде, чем привести этические суждения в отношении каждой из этих процедур, следует рассмотреть принципы и ценности, которые играют определяюшую роль в их нравственной оценке.

Употребляя термин «гетерологичное искуственное оплодотворение», настоящая инструкция имеет в виду методы, употребляемые для достижения зачатия человека искуственным путем с использованием половых клеток, заимствованных как минимум у одного донора, не принадлежащего к заинтересованной супружеской паре. Подобные методы бывают двух видов:

А) Гетерологичный FIVET: метод, используемый для достижения зачатия человека посредством соединения «в пробирке» половых клеток, часть из которых заимствована как минимум у одного донора, не входящего в супружескую пару, соединенную браком.

Б) Гетерологичное искуственное осеменение: метод, используемый для достижения зачатия человека посредством введения в половые пути женщины спермы, отобранной до этого у донора, не являющегося ее мужем.

Под гомологичным искуственным оплодотворением или воспроизводством в данной инструкции имеется в виду метод, употребляемый для достижения зачатия человека с использованием половых клеток двух соединенных в браке супругов. Гомологичное искуственное оплодотворение может осуществляться двумя различными путями:

А) Гомологичный FIVET: метод, используемый для достижения зачатия человека посредством соединения «в пробирке» половых клеток супругов, соединенных браком.

Б) Гомологичное искуственное осеменение: метод, используемый для достижения зачатия человека посредством переноса в половые пути жены спермы, отобранной до этого у ее мужа.

А. Гетерологичное искуственное оплодотворение

1. Почему человеческое деторождение должно происходить в браке?

Каждое человеческое существо всегда должно приниматься как дар и благословение от Бога. Однако, с нравственной точки зрения, подлинно ответственное в отношении нерожденного ребенка родительство должно быть результатом брачного союза.

Ведь человеческое деторождение является совершенно уникальным, благодаря личному достоинству родителей и детей: зарождение новой личности, при котором мужчина и женщина сотрудничают с творческой силой Создателя, должно быть результатом и знамением взаимного дарения супругов друг дргу, их любви и их верности [34]. Верность супругов друг другу в брачном союзе включает взаимное признание ими права стать отцом или матерью лишь при посредстве друг друга.

Ребенок имеет право быть зачатым, выношенным, рожденным в мир и выращенным – в браке: именно благодаря надежным и явным отношения со своими родителями ребенок открывает собственное своеобразие и достигает подобающего человеческого развития.

Родители видят в своих детях подтверждение и исполнение своего взаимного дара: дитя – это живой образ их любви, постоянной знамение их супружеского союза, живое и нерушимое выражение их отцовства и материнства [35].

В силу призвания и общественной ответственности личности, благо детей и родителей входит в благо гражданского общества; жизнеспособность и стабильность общества требуют, чтобы дети вступали в мир в семье, и чтобы семья имела твердое основание в браке.

Предание Церкви и антропологические размышления видят в браке и в неразрывности его уз единственное достойное основание подлинно ответственного деторождения.

2. Отвечает ли гетерологичное искуственное оплодотворение достоинству супружеской пары и правде брака?

При использовании FIVET и гетерологичного искуственного осеменения зачатие человека достигается посредством соединения половых клеток, часть из которых заимствована как минимум у одного донора, не входящего в супружескую пару. Гетерологичное искуственное оплодотворение противоречит единству брачного союза, достоинству супругов, призванию, свойственному родителям, и праву ребенка быть зачатым и родиться в браке и от брачного союза [36].

Уважение к единству брачного союза и супружеская верность требуют, чтобы ребенок зачинался в браке; узы, существующие между мужем и женой, дают супругам объективное и неотъемлемое право становиться отцом или матерью только при посредстве друг друга [37]. Использование половых клеток третьего лица в силу необходимости получить сперму или яйцеклетки – это нарушение взаимной верности супругов, которое наносит серьезный ущерб единству брачного союза, являющемуся существенным свойством брака.

Гетерологичное искуственное оплодотворение нарушает права ребенка. Оно лишает его сыновних или дочерних отношений с родителями, которые произвели его на свет, и может воспрепятствовать достижению им личностной зрелости и самоосознания. Более того, оно наносит ущерб общему призванию супругов к отцовству и материнству: оно объктивно лишает супружеское деторождение единства и целостности; оно порождает и делает очевидным разрыв между теми, кто дает ребенку жизнь в генетическом плане, тем, кто вынашивает его и теми, кто несет ответственность за его воспитание. Этот ущерб, наносимый личным отношениям внутри семьи, отзывается на жизни гражданского общества: то, что нарушает единство и стабильность семьи, становится источником раздоров, беспорядков и несправедливости во всей общественной жизни.

Эти причины ведут к отрицательному нравственному суждению в отношении гетерологичного искуственного оплодотворения: из этого следует, что оплодотворение жены спермой иного донора, чем ее муж, или оплодотворение спермой мужа яйцеклеток, принадлежащих кому-либо, кроме его жены, нравственно неприемлемо. Кроме того, искуственное оплодотворение неженатой или вдовой женщины при помощи любого донора не может быть нравственно оправдано.

Желание иметь ребенка и любовь между супругами, страстно желающими избежать бесплодия, от которого невозможно избавиться другим способом, разумеется, понятно; но субъективно благие намерения не сделают гетерологичное искуственное оплодотворение соответствующим объективным и неотъемлемым свойствам брака, равно как и отвечающим правам ребенка и супругов.

3. Является ли нравственно допустимым «суррогатное» материнство?

Нет, по тем же причинам, которые ведут к отказу от гетерологичного искуственного оплодотворения: поскольку это противоречит единству брака и достоинству человеческого воспроизводства.

Суррогатное материнство представляет собой объективный отказ от исполнения обязанности материнской любви, от верности супружескому союзу и от ответственного материнства, оно наносит ущерб достоинству и праву ребенка быть зачатым, выношенным, рожденным и вырощенным собственными родителями. Нанося вред семьям, оно порождает разеление между телесными, психологиеческими и нравственными элементами, образующими семью.

Под «суррогатной матерью» настоящая инструкция имеет в виду: а) женщину, которая вынашивает имплантированный в ее матку генетически чуждый ей эмбрион, полученно благодаря соединению половых клеток «доноров». Она вынашивает ребенка с обязательством отказаться от него после рождения в пользу того (тех), кто заказал его вынашивание или заключил о нем соглашение; б) женщину, которая вынашивает эмбрион, в зачатии которого она участвовала, предоставив собственную яйцеклетку, оплодотворенную введением спермы, принадлежащей мужчине, не являющимся ее мужем. Она вынашивает ребенка с обязательтвом отказаться от него после рождения в пользу того (тех), кто заказал его вынашивание или заключил о нем соглашение.

B. Гомологичное искуственное оплодотворение

В виду того, что гетерологичное искуственное оплодотворение было объявлено неприемлемым, встает вопрос о том, как нравственно расценить процесс гомологичного искуственного оплодотворения: FIVET или искуственного осеменения, имеющих место между мужем и женой. Прежде всего следует прояснить принципиальный вопрос: