Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. Ин.8,12

Крещение Господне

 

Первое чтение Ис 42, 1-4. 6-7

Так говорит Господь:
Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку,
избранный Мой, к которому благоволит душа Моя.
Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд;
не возопиет и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах;
трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит;
будет производить суд по истине;
не ослабеет и не изнеможет, доколе на земле не утвердит суда,
и на закон Его будут уповать острова.
Я, Господь, призвал Тебя в правду,
и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя,
и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников,
чтобы открыть глаза слепых, чтобы узников вывести из заключения
и сидящих во тьме - из темницы.

 

 

Второе чтение Деян 10, 34-38

Петр отверз уста и сказал: истинно познаю, что Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему. Он послал сынам Израилевым слово, благовествуя мир чрез Иисуса Христа; Сей есть Господь всех. Вы знаете происходившее по всей Иудее, начиная от Галилеи, после крещения, проповеданного Иоанном: как Бог Духом Святым и силою помазал Иисуса из Назарета, и Он ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом, потому что Бог был с Ним.

 

Евангелие Мк 1, 7-11

В то время: Иоанн проповедовал, говоря: идёт за мною Сильнейший меня, у Которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его. Я крестил вас водою; а Он будет крестить вас Духом Святым. И было в те дни, пришёл Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане. И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него. И глас был с небес: Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение.

 

Проповедь

Воды спасения

Омовение или окропление водой как религиозный обряд имеет давнюю историю. Согласно древним верованиям различных народов, прежде всего ближнее- и дальневосточных, в воде, древнейшем источнике жизни, таится нечто божественное, святое, освящающее всё, чего коснётся. Эхом этих стародавних верований были ритуальные предписания Ветхого Завета, требующие омовения или окропления водой людей и предметов при самых разных жизненных обстоятельствах. И водой омывали боевые трофеи и возвращающихся из похода воинов (см. Числ 31, 23-24). Ритуальное омовение применяли при некоторых болезнях (см. напр. Лев 14, 8-9; 15, 1n). Вода очищала дома и утварь (см. Лев 14, 51). Некоторые омовения были обязательны прежде всего для людей, призванных совершать религиозные обряды(см. напр. Исх 29, 4; 30, 17-21). Формальные и мелочно детализированные предписания, касающиеся мытья мисок, чашек и прочей посуды, а также рук перед едой, прошли сквозь столетия. Их можно встретить ещё в позднем, современном Иисусу, иудаизме (см. Мк 7, 1-5).

Начиная свою миссию пророка, призывающего к обращению и покаянию, Иоанн Креститель связал эти акты с символическим, но так близким к образу мышления его слушателей обрядом погружения в реку Иордан. Для современных ему иудеев этот символ был наполнен глубоким содержанием. Как после водной купели человек очищается, так и внутреннее обращение сердца, коего требовал Иоанн, подтверждённое смиренным омовением в священной реке, возвращало душе чистоту и добрые отношения с Богом.

Сегодня к Иордану придёт Некто больший и сильнейший, нежели Иоанн (см. Мк 1, 2). Хотя Он вместе с грешниками войдёт в воды реки и подвергнется обряду крещения, этот обряд не будет для него символом очищения от прегрешений, ибо этот человек безгрешен. Вместо этого обряд станет чем-то вроде помазания, которое Он принимает в начале своего нового жизненного пути, начинающегося с этого дня. Помазует Его не сама вода, в которую Он погружается, а Дух Божий, Который на Него снизойдёт. Над выходящим из воды Иисусом распахивается небо. Как долго мы ждали этого момента! «О, если бы Ты расторг небеса и сошёл!» – века назад молился Исайя (Ис 64, 1), а мы его молитву сделали ежедневной молитвой нашего непрекращающегося адвента.

Сегодня прошение исполняется. Недоступное человеческим чувствам явление отверстых небес видят только Иисус и Иоанн (см. Мк 1, 10; Ин 32-34). Над склонённой головой великого Крещаемого парит Божий Дух в виде голубя и слышится голос отца: «Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение» (Мк 1, 11). Для Иоанна Крестителя всё это видение есть знак того, что его миссия глашатая и предтечи исполнена. Тот, Кого он сам ждал, чьё пришествие возвещал, Кому готовил путь, уже среди людей. А значит, задача Иоанна выполнена. Он может уходить. Назавтра его покинут лучшие ученики. Они пойдут за Иисусом, а Иоанн не будет их удерживать (см. Ин 1, 29n). Сам он какое-то время ещё проведёт у Иордана. Он будет продолжать крестить, и более того: свидетельствовать о пребывающем уже среди людей Мессии (см. Ин 3, 22n). Затем его бросят в темницу, но там он пробудет недолго, поскольку одна развратная и мстительная женщина запросила у царя голову Крестителя (см. Мк 6, 17-28). Последний мученик ветхого Завета будет в то же время первым мучеником новых времён. Времён, которые на самом деле начались уже в момент воплощения Сына Божия, но явно и как бы официально открылись только сегодня, в день крещения Христа в Иордане.

Распахнувшиеся в этот день над головой Иисуса небеса ни для Него, ни для нас уже никогда не закроются. Настало время благодати. Приблизилось Царство Божие (ср. Мк 1, 15). Обильно излились воды из источников спасения (ср. Ис 12, 3). В Сыне возлюбленном Царство уже рядом с нами. Сын возлюбленный хочет и делает всё для того, чтобы оно было также и в нас!

Сходящий на Иисуса Дух Божий устремляет Его на исполнение миссии, к которой Он призван. В первом сегодняшнем чтении Исайя поведал нам, что цель этой миссии – принести народам правый суд и утвердить его на земле (ср. Ис 42, 1.4). Слуга Яхве соделает это не оружием и силой, а открывая глаза незрячим, освобождая закованных в цепи, становясь заветом для людей и светом для народов (ср. Ис 42, 6-7). Кроткий и смиренный сердцем (Мф 11, 29), Он «не возопиет и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах; трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (Ис 42, 2-3). Ведомый, словно за руку, почивающим на Нём Духом Божиим (ср. Ис 42, 1.6; Мк 1, 10), с берегов Иордана Иисус шагнёт в ожидающую Его жизнь Слуги Господня. И куда только не водил Его этот Дух! Сперва на сорок дней поста и искушений в каменистых гротах Джебель Курунтул (см. Мк 1, 12), потом на палимые солнцем дороги Галилеи и Иудеи, заполненные толпами жаждущих слова, утешения и чудес, затем за негостеприимные стены Иерусалима, побивающего пророков (ср. Мф 23, 37), в Гефсиманский сад, на Голгофу. Весь этот путь Он пройдёт, совершая добрые дела, исцеляя больных и вызволяя людей из-под власти дьявола, как говорит об этом апостол Пётр во втором литургическом чтении этого воскресенья (см. Деян 10, 38). Правда, Он найдёт на этом пути крест и смерть, но Бог не даст своему Святому увидеть тление. Он воскресит Его своею силой и соделает Господом и Мессией для всех (ср. Деян 2, 27.32.36).

Наполненное глубоким богословским содержанием событие у Иордана, описанное в только что прочитанном Евангелии от Марка и являющееся свидетельством веры старейшей христианской общины в Божественное достоинство и посланничество Иисуса, должно привлечь наше внимание к одному дню, на этот раз – в нашей собственной жизни. Нетрудно догадаться, о каком дне речь. О дне крещения. Одном из самых важных, однако и одном из самых забываемых нами дней. Мы помним день своего рождения, знаем, когда праздновать именины, но кто из нас мог бы сказать, какого числа крещён? При упоминании этого дня наше сердце, к сожалению, не бьётся учащённо. Мы не празднуем годовщин крещения, не поздравляем друг друга по этому поводу. Хуже того – есть и такие, кто закопал своё свидетельство о крещении поглубже в ящик стола, чтобы оно случайно не встало на пути их светской карьеры и не прокричало всем, что его владелец – христианин.

А ведь день крещения был для нас началом новой, подлинной, богатой жизни. В этот день нас омыли водой во имя Отца и Сына и Святого Духа. Это скромное, символическое омовение, но, совершённое силой полученных от самого Иисуса полномочий (см. Мф 28, 19), оно стёрло с нас след стародавней атавистической вины, отягощающей весь людской род. Ещё вчера грешные и далёкие от Бога, сегодня мы уже видим разверстые над нами небеса и слышим голос Отца, тот же, что и там, у Иордана: Ты сын Мой возлюбленный, в котором Моё благоволение (Мк 1, 11). И это не какое-то там преувеличение из набожности. Как учил нас Апостол народов, крещение облекает нас во Христа (см. Гал 3, 27), прививает к Нему, погружает в Его смерть, но в то же время делает и соучастником Его воскресения (см. Рим 6, 3-4; Кол 2, 12). С момента крещения Бог видит в нас как бы отображение собственного Сына (см. Гал 3, 25), поэтому и на нас Он ниспосылает, как когда-то на Иисуса, своего Святого Духа (см. Деян 2, 38), обетование и задаток всех других благ.

Делая нас детьми Бога, крещение в то же время вводит нас в великую семью бога, главой которой является Христос. Здесь один Господь, одна вера, одно крещение (см. 1 Кор 12, 13). Посмотрите, с каким восхищением апостол пишет об этой семье: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал 3, 28).

Конечно, эти великие чудеса совершает в окрещённом не само по себе погружение, пусть даже в самую что ни на есть святую воду, но его вера в Сына Божия, выраженная либо лично, при крещении взрослых, либо опосредованно, через родителей и крёстных принесённого для крещения ребёнка. Однако вода здесь является выразительным и по воле Христа необходимым элементом – символом, особенно с того момента, когда Он сам освятил её своим крещением в Иордане, особенно с тех пор, как Он сам, причём не единожды, уподобил себя источнику воды живой, струящейся к вечной жизни (ср. Ин 4, 10.14; 7, 37-38), особенно с того часа, когда по Его завету была избрана именно эта форма приобщения нас к Нему и к спасительному организму Его Церкви por. (Ин 3, 5; Mф 28, 19; Mк 16, 16).

Итак, крещение – великий Божий дар. Но не только дар, а ещё и обязательство. Из этой воды человек всегда выходит облечённый посланнической миссией. Подобно тому как Христос, после Его крещения в Иордане, был ведом Божьим Духом по пути исполнения его мессианской миссии, так и каждый из нас в крещенском омовении слышит призыв и получает призвание.

Призыв на всю жизнь остаться тем, кем соделало нас крещение: сыном возлюбленным. И призвание возрастать в этой благодати. Чтобы всё больше места в себе предоставлять Святому Духу. Чтобы жить Богом и для Бога. И такое же задание, как то, что получил Слуга Яхве: утверждать Божье правосудие на земле. Это значит созидать мир, справедливость, свободу и братство, ибо только такая действительность и такой облик мира соответствует Божьей воле.

Но всё это надлежит делать, не возвышая голоса, не переламывая трости надломленной, и льна курящегося не угашая (ср. Ис 42, 2-3). Зло превозмогать добром (ср. Рим 12, 21), ненависть – самоотверженностью и любовью. Над пучинами ненависти, лжи, уныния и греха строить мост в новый мир: мир людей омытых, с чистыми руками, близких к Богу и друг ко другу. В бренном мире быть знаком непреходящего. Для ползающих по земле стать приглашением к горнему, глашатаем того, что Божие.

Будем же чаще, чем до сих пор, мысленно возвращаться к таинственным водам нашего крещального Иордана! Порадуемся обретёнными в нём богатством и отличиями. Но прежде всего – будем жить миссией этого таинства! Великой миссией и обязательствами крещёного человека!

 

О. Станислав Подгурский CSsR